Погода на Камчатке Чукотке Магадане

Норвежский сайт прогноза погоды yr.no урно

 

Север Дальнего Востока

Север Дальнего Востока

 

 

 

 

Академия наук СССР

Северо Восточный комплексный институт

Издательство "Наука" Москва 1970

ответственный редактор член корр. АН СССР Н.А. Шило

ответственный секретарь Н.Ф. Соколовская

 

 

Монография  - первый в истории отечественной науки труд в котором на основе современного фактического материала дается научное описание территории .магаданской и камчатской областей соответствующее современному уровню физической географии и составляющих ее специальных дисциплин. Книга состоит из разделов: введения обшей характеристики природы севера Дальнего Востока, естественных ресурсов комплексных проблем их использования и заключения.

Предисловие

Настоящая книга посвящена двум областям — Магаданской и Камчатской, выделяющимся среди других частей нашей страны не только огромными размерами территории, суровостью природных условий, крайней удаленностью от основных промышленно-транспортных комплексов и коммуникаций страны, но и исключительным богатством природных ресурсов, в первую очередь ресурсов полезных ископаемых. Хозяйственное освоение Севера Дальнего Востока насчитывает всего несколько десятилетий, но за это время он занял в общесоюзном разделении труда исключительно важное место по добыче драгоценных, редких и цветных металлов, пушнины, по вылову рыбы. За Магаданской областью прочно укрепилось название валютного, а за Камчаткой — рыбного цехов страны.


Широкие исследования природных условий и естественных ресурсов Севера Дальнего Востока начались лишь при Советской власти. До Октябрьской революции они в незначительной степени были изучены только на Камчатке.


Труд многих сотен людей вложен в изучение и освоение этого края. Выдающаяся роль здесь принадлежит таким крупнейшим советским ученым, как С. С. Смирнов, Ю. А. Билибин, С. В. Обручев. В исследовании закономерностей геологического строения, формирования и размещения полезных ископаемых крупный вклад внесен А. К- Болдыревым, Д. С. Вознесенским, Б. Н. Ерофеевым, В. А. Цареградским, Н. А. Шило, И. Е. Драбкиным, Е. К. Устиевым, Н. П. Аникеевым и другими геологами. Природа Камчатского полуострова изучалась А. Н. Заварицким, Б. И. Пийпом, Ф. В. Крогиус, Е. М. Крохиным и другими исследователями. Накоплен большой фактический материал. Однако до настоящего времени в литературе нет ни одной обобщающей работы.


Том «Север Дальнего Востока» — это по существу первый в истории отечественной науки труд, в котором на основе фактического материала дается научное описание территории, соответствующее современному уровню знаний физической географии и составляющих ее специальных дисциплин.


С выходом в свет этой монографии, несмотря на неполноту данных, читатель может узнать о природе этого края глубже, чем, например, о природе центра Европейской части СССР. Ясно, что создание этого тома было более трудной работой по сравнению с созданием других томов.


Авторы тома «Север Дальнего Востока» являются крупными специалистами, проводившими на этой территории многолетние исследования. Вопросы геологии освещаются членом-корреспондентом АН СССР Н. А. Шило. В предельно сжатой форме и достаточно четко изложены основные проблемы тектоники и неотектоники, истории развития рельефа, дается большое количество фактического материала, излагается концепция автора по данным проблемам. Глава «Климат» написана Н. К. Клюкиным, прекрасно знающим этот край и внесшим немалый вклад в разработку многих вопросов климатологии Севера Дальнего Востока СССР. Раздел, посвященный водным ресурсам, написанный специалистами Колымского управления гидрометеослужбы в творческом содружестве с учеными Института географии АН СССР, содержит большое количество данных для научных обобщений и хозяйственного использования ресурсов. Более полно, чем в других томах серии, изложены вопросы оценки и использования естественных ресурсов, а также основные региональные комплексные проблемы рационального использования ресурсов. Этот раздел содержит разносторонний анализ современного состояния хозяйства региона, раскрывает нерешенные проблемы и имеющиеся диспропорции. Достаточно обоснованно изложены перспективы развития народного хозяйства. В качестве авторов выступают научные сотрудники Северо-Восточного комплексного научноисследовательского института, Магаданского отделения Тихоокеанского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии, Сельскохозяйственной академии им. К. А. Тимирязева, Почвенного института им. В. В. Докучаева, специалисты ордена Трудового Красного Знамени Северо-Восточного территориального геологического управления и Магаданской землеустроительной экспедиции проектного института «Росгипрозем». Весь этот большой авторский коллектив возглавил Северо-Восточный комплексный научно-исследовательский институт. Естественно, участие такого большого количества авторов в создании монографии сделало весьма сложной работу по согласованию типологической номенклатуры, количественных характеристик и других данных, что потребовало тщательной редакции по устранению противоречий в номенклатуре географических явлений, ликвидации дублирования в них материала и т. д.


Картографические работы по авторским эскизам выполнены П. Е. Качер.

 

 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

ВВЕДЕНИЕ

 

Север Дальнего Востока входит в состав Российской федерации и включает Магаданскую и Камчатскую области, занимая площадь в 17 млн. км2 — около 10% территории республики. Его территория омывается морями Северного Ледовитого и Тихого океанов; на суше с ним граничит Хабаровский край и Якутская АССР. 


На западе и юге административные границы Магаданской области проводились без учета природно-климатических, этнических или экономических рубежей. Границы Камчатской области обусловлены ее полуостровным положением. 


Географическое положение рассматриваемой территории определяет ее двойственную принадлежность: с одной стороны, она почти целиком входит в единую зону Севера Советского Союза, с другой — характеризуется всеми особенностями восточных территорий страны. Эта своеобразная позиция позволяет говорить о Севере Дальнего Востока как едином регионе, намечать перспективные направления научного изучения природных условий и ресурсов и их хозяйственного освоения ( рис.1)


 Экономико-географическое положение Магаданской и Камчатской областей на протяжении длительного времени определялось такими факторами, как крайняя удаленность от основных промышленно-транспортных комплексов и коммуникаций страны; отсутствием сухопутных дорог, связывающих области с другими территориями страны и друг с другом; общей суровостью природных условий. Развитие и укрепление в послевоенные годы широтных и меридиональных связей на Дальнем Востоке привело к изменению оценки территории, в частности укрепились территориально-хозяйственные связи Магаданской области и Якутской республики. Дальнейшее формирование хозяйственных связей Магаданской и Камчатской областей базируется на известной общности их транспортно-географического положения, ресурсов и специализации в общесоюзном разделении труда при значительных различиях в отдельных направлениях развития и уровне комплексности.
хозяйства. 


Большая часть территории Севера Дальнего Востока находится в пределах зон субполярного и арктического климата, лишь южная часть Магаданской области и Камчатка — в зоне умеренного климата.
Специфика района — почти повсеместное распространение многолетней мерзлоты; ее мощность достигает 400—500 м при глубине наибольшего оттаивания в песчаных и супесчаных грунтах от 2 до 4 м. Многолетнемерзлые грунты и связанные с ними солифлюкционные и термокарстовые процессы создают серьезные трудности в осуществлении капитального строительства и в горнопромышленном производстве.

Рис. 1. Административное деление Севера Дальнего Востока


Север. Дальнего Востока — единственный регион страны, границы которого омываются морями двух океанов — Северного Ледовитого и Тихого. Общая акватория морей — Восточно-Сибирского, Чукотского, Берингова и Охотского — составляет свыше 5 млн. км 2. Их транспортное значение для Магаданской и Камчатской областей, не связанных с другими территориями страны сухопутными коммуникациями, огромно, хотя условия морских перевозок здесь сильно осложнены, в первую очередь высокой ледовитостью морей, особенно Восточно-Сибирского и Чукотского Роль морей в экономическом развитии Севера Дальнего Востока далеко не исчерпывается транспортным значением. Оставляя в стороне их исключительную стратегическую важность, следует иметь в виду, что на современном этапе дается неполная) и несовершенная оценка природных ресурсов восточных морей, в частности из-за крайне низкой степени изученности. Предварительные оценки их ресурсов позволяют предполагать, что шельф арктических и тихоокеанских морей обладает значительными запасами минерального сырья. Велики также биологические ресурсы морей. Здесь сосредоточена значительная часть общесоюзных запасов рыбы, морского зверя и морских продуктов. Промышленность, весьма ограниченно использующая биологические ресурсы морей, еще в меньшей степени осваивает биологические ресурсы рек. Реки Колыма, Анадырь и Камчатка обладают большими потенциальными гидроэнергетическими ресурсами. Годовая выработка электроэнергии при использовании рек Магаданской и Камчатской областей может составить ориентировочно свыше 75 млрд, квт * ч.  Энергоресурсы Севера только становятся предметом всестороннего научного исследования, но уже на этом начальном этапе подтверждена высокая экономическая эффективность вовлечения их в хозяйственный оборот.


Особенности положения, занимаемого областями Севера Дальнего Востока на экономико-географической карте страны, определяются, с одной стороны, очень тяжелыми для жизнедеятельности человека природными условиями и, с другой,—исключительным богатством территории, в первую очередь ресурсов минерального сырья. В проблеме изучения природных условий, ресурсов и хозяйственного освоения существенное место занимает всесторонний анализ и современная оценка основных характеристик почвенно-растительного покрова и животного мира.
Магаданская и Камчатская области, располагаясь в зонах тундры и тайги, отличаются от внутриконтинентальных территорий страны кратким вегетационным периодом, обедненным видовым составом и угнетенным ростом растительного покрова. Растительность тундровой зоны характеризуется преобладанием лишайниковых и моховых формаций; на плоских водоразделах развиты кочкарные тундры; пойменная растительность состоит из березы, ивы, ольхи.


Основной лесообразующей породой магаданской тайги является лиственница, камчатской — каменная береза. В Магаданской области площадь, покрытая лесом, составляет 17 млн. га, общий запас древесины— свыше 930 млн. м3; на Камчатке лесами занято 21 млн. га. Бонитет лесов невысок. Они играют важную водоохранную и стокорегулирующую роль.


Природа Севера Дальнего Востока подверглась заметному влиянию деятельности человека лишь в своей биологической составляющей. Вмешательство человека изменило ареалы расселения целого ряда промысловых животных на суше и в океане, незначительно повлияло на природные ландшафты, привело к образованию микроклиматических базисов в пределах ограниченных и наиболее благоприятных^для расселения человека районов. В течение последних десятилетий степень изученности природных ресурсов, а также возможности их использования определили основное направление взаимодействия деятельности человека и природной среды. 


Исследования в области археологии, истории материальной культуры и этнографии коренных народностей представляют богатый материал для понимания! различных аспектов процесса адаптации человека к условиям холода. Раннеисторический и позднейшие периоды, в течение которых был создан своеобразный северный хозяйственный уклад и его традиционные формы хозяйства, в сохранявшихся до недавнего времени пережитках могут быть охарактеризованы как период первичной исторической адаптации и натурального хозяйства.


Крайне суровыми природными условиями в значительной мере объясняется тот факт, что еще в XVII—XVIII вв. предки современных юкагиров, чукчей, эскимосов, алеутов, эвенов-ламутов и эвенков-тунгусов оставались на уровне каменного и железного веков, а предки современных якутов в значительной степени утратили навыки земледелия. Охота, рыбная ловля и оленеводство при натуральном хозяйстве способствовали освоению необъятных просторов тайги, созданию определенного, хотя и неустойчивого равновесия! в расселении и использовании доступных богатств северной природы. 


К середине XVII в. вся обширная территория между Леной, Северным Ледовитым и Тихим океанами была пересечена пешими, речными и морскими маршрутами русских землепроходцев и промышленников. В 1636 г. отряд И. Москвитина, следуя по рекам Алдану и Мае, достиг побережья Охотского моря. В 1648 г. С. Дежнев и Ф. Алексеев открыли пролив между Азией и Америкой. М. Стадухин одновременно с С. Дежневым по рекам Пенжине и Гижиге вышел к Охотскому морю. В 1644 г. М. Стадухиным был основан Нижнеколымский острог. Уже в 1667 г. по «челобитным» и «скаскам» землепроходцев П. Годуновым был составлен «Чертеж Сибирской земли».


Несмотря на то, что в 1649 г. небольшой отряд Ф. Попова, участвовавшего вместе с С. Дежневым в экспедиции к устью р. Анадырь, попал на Камчатку, ее открытие и описание, принадлежащее В. Атла- сову, было сделано лишь в 1696—1699 гг.


Первые картографические работы (1720—1721 гг.) и экспедиции Витуса Беринга (1725—1730 гг.) и Федора Лужина (1733—1743 гг.) завершили географическое открытие наиболее важных районов Севера Дальнего Востока, разрешили вопрос, «сошлась ли Азия с Америкой?». Открытие Алеутских и Командорских островов, фундаментальный труд С. П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки» представляет яркую страницу истории отечественной географической науки в XVIII в., подготовив исторические плавания И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Ли- сянского (1803—1806 гг.), В. М. Головнина (1807—1809 и 1817— 1819 гг.), М. П. Лазарева (1813—1816 и 1822—1824 гг.) и Ф. П. Литке (1826—1829 гг.). Стратегические интересы России и хозяйственноэкономическая заинтересованность в освоении Дальнего Востока обусловили выделение в 1850 г. Камчатки в самостоятельную область и превращение города Петропавловска в главный военный и торговый порт страны на Тихом океане.


Во второй половине XIX в., по мере роста новых городов — портов Николаевска-на-Амуре и Владивостока и после продажи Аляски США (1867 г.), изучение побережья Охотского моря и Камчатки на многие десятилетия фактически замерло, а Камчатская область вошла в Приморскую как один из самых отсталых округов. Несколько оживился интерес к изучению природных ресурсов Севера Дальнего Востока в конце XIX и начале XX в. (работы Н. В. Слюнина — 1895— 1898 гг.; А. А. Прозорова — 1902 г.; В. П. Маргаритова — 1899 г.; экспедиция 1908—1910 гг. и т. д.), но, будучи связанным с развитием капиталистического предпринимательства в России, он носил ограниченный характер.


К началу 900-х годов Д. И. Менделеев и адмирал С. О. Макаров, предвидя исключительное стратегическое и экономическое значение Северного морского пути, подняли вопрос о необходимости изучения и освоения северных и северо-восточных акваторий. В 1906 г. при Морском министерстве была организована комиссия по изучению морей Северного Ледовитого океана с целью «выяснения утилитарного значения для нас этих владений вообще и проходе... к Тихому океану в частности».


В 1908—1914 гг. по разработанному комиссией плану осуществлены гидрографические экспедиции на ледокольных пароходах «Таймыр» и «Вайгач» и в 1915 г. первое сквозное плавание в две навигации от Владивостока до Архангельска.


Начало фундаментальных исследований материковой части Севера Дальнего Востока было положено трудами таких выдающихся исследователей, как В. Г. Тан-Богораз и И. Д. Черский. Однако изучение природных ресурсов только начиналось. Если до Великой Октябрьской социалистической революции в какой-то степени были изучены природные условия и естественные богатства Камчатки, где, несмотря на выборочный и эпизодический характер исследований, сделаны первые шаги в исследовании этой части Севера Дальнего Востока (В. Л. Комаров, С. А. Конради, Н. Г. Келль, П. Ю. Шмидт и др.), то геологические и географические исследования районов Колымы и Чукотки по существу начались только с 1923 г.

В 1926 г. на Северо-Востоке работала геологическая экспедиция С. В. Обручева, а в 1928 г. осуществлена первая Колымская экспедиция Ю. А. Билибина. Большой вклад в изучение гидрографии р. Колымы был сделан И. Ф. Молодых (1928—1932 гг.).


Научные прогнозы о наличии в верховьях Колымы крупной золотоносной провинции полностью оправдались, и с 1930 г. здесь начата промышленная добыча золота, а в 1931 г. создан государственный трест «Дальстрой». Особые заслуги в становлении промышленности в этот период принадлежат первому начальнику Дальетроя Э. П. Берзину. Кроме Дальетроя (1932—1955 гг.), на Севере Дальнего Востока действовали Акционерное Камчатское общество (АКО, 1923—1945 гг.) и Главсевморпуть (1932—1938 гг.).
Научные исследования в период деятельности этих организаций носили сугубо прикладной характер и были направлены на поиски и разведку полезных ископаемых: золота и олова — на Колыме; нефти, каменного угля и торфа — на Камчатке.


Участие научных учреждений центральных районов страны в изучении природных условий и естественных ресурсов Севера Дальнего Востока осуществлялось путем проведения целевых и комплексных экспедиций. Затем были созданы самостоятельные комплексные научно-исследовательские центры, осуществляющие и координирующие широкий фронт исследований.


В разрешении фундаментальных проблем освоения естественных условий и природных ресурсов Севера Дальнего Востока выдающаяся роль принадлежит таким крупнейшим советским ученым, как С. С. Смирнов, Ю. А. Билибин, С. В. Обручев. В исследования закономерностей геологического строения, формирования и размещения месторождений полезных ископаемых крупный вклад внесен А. К. Болдыревым, Д. С. Вознесенским, Б. Н. Ерофеевым, В. Т. Матвеенко, Е. Т. Шаталовым, Н. А. Шило. Следует отметить также заслуги Н. П. Аникеева, Б. И. Вронского, И. Е. Драбкина, И. Н. Зубрева, Т. А. Кечека, С. Ф. Лу- гова, Ю. Н. Попова, Б. Л. Флерова, Е. К. Устиева и многих других.


Анализ золотоносных районов Колымы первого этапа освоения (1932—1940 гг.), характеризующегося применением ручного труда на приисках и низким уровнем техники, экстенсивной добычей полезных ископаемых, и последующего этапа с его новым уровнем механизации по всем видам горных работ в золотой и оловянной промышленности показывает все возрастающее значение научного изучения проблем территориальной организации хозяйства, формирования населения и использования трудовых ресурсов. Без глубокой комплексной научной организации исследований экономических и социальных проблем невозможно развитие хозяйства Севера Дальнего Востока в темпах и пропорциях, позволяющих ликвидировать отставание от темпов развития всего народного хозяйства страны.


Научная организация труда и техническое его перевооружение с использованием новых образцов техники, приспособленной для работы в условиях сурового климата и к особенностям физиологии труда на Севере, представляет собой одну из очередных важнейших научных проблем Севера Дальнего Востока.


Развитие широтных и меридиональных транспортно-экономических связей Магаданской и Камчатской областей с другими районами страны вызывает усиление роли региона во внутрирайонном разделении труда в составе Дальневосточного крупного экономического района и в народном хозяйстве страны в целом. Уже в настоящее время Север Дальнего Востока участвует в советском экспорте как в социалистические, так и в капиталистические страны, занимая по вывозу пушнины и некоторых других товаров одно из первых мест в Союзе. Наконец, Северу Дальнего Востока принадлежит значительная роль в формировании валютного баланса и золотых запасов Советского Союза. Все это подчеркивает важность проблемы планирования по широкой программе и организации научных исследований региона, обеспечивающих дальнейшее усиление его роли в общесоюзном разделении труда и формировании национального дохода.


Научные исследования на Севере Дальнего Востока должны носить опережающий, перспективный характер. Сырьевой потенциал региона по важнейшим минеральным и биологическим ресурсам позволяет рассматривать его как район, играющий важную роль в создании основы индустриальной базы коммунизма. В связи с этим первостепенной задачей географических, геологических, биологических исследований является дальнейшее изучение естественных предпосылок ускоренного развития производительных сил региона, их комплексная оценка.


Выполнение этой задачи может быть обеспечено только при условии проведения широкого фронта таких наиболее эффективных исследований природы, как изучение поверхностных и подземных вод, почвенно-растительного пркрова, животного мира, разработка системы физико-географического районирования! по комплексу условий обитания человека и т. д. Научное решение проблемы комплексного использования сырья и более полного извлечения полезных компонентов из руд должно привести к значительному уменьшению народнохозяйственных потерь. Экономические, социологические и комплексные естественнонаучные исследования проблем Севера Дальнего Востока позволят более четко сформулировать концепцию дальнейшего освоения территории и на новом уровне решать задачи районного планирования развития народного хозяйства Магаданской и Камчатской областей.


Начальный характер промышленного освоения северных пространств зависит во многом от процессов формирования населения. На начало 1970 г. население Севера Дальнего Востока составляло 639 тыс. чел^, в том числе в Магаданской области 352 тыс. чел. и в Камчатской области 287 тыс. чел. Средняя плотность населения 0,3 чел. на 1 км2.


Несмотря на быстрый рост населения, огромная территория северной зоны Дальнего Востока остается все еще слабо заселенной. Размещение населения носит очаговый характер. Населенные пункты рассредоточены на огромной территории: в Магаданской области — как в континентальных, так и в прибрежных районах, в Камчатской — преимущественно на побережье; преобладают небольшие поселения (не имеющие градообразующей базы). Население в основном сосредоточено в южных промышленно-развитых районах: Колымо-Магаданском и Южно-Камчатском. В северных районах — Чукотском и Корякском, отличающихся особо суровыми природными условиями, плотность населения крайне низка. Вместе с тем такие районы, как Чукотский, характеризуются чрезвычайно высокими темпами прироста населения, связанными с промышленным освоением этих районов.


Особого внимания заслуживает национальный состав населения. Здесь при значительном преобладании русских (свыше 60%) около 5% приходится на коренные народности Севера страны — чукчей, коряков, эвенов, эскимосов, юкагиров, чуванцев, ительменов (камчадалов), алеутов. Население северной зоны Дальнего Востока составляет значительную часть всей численности коренных народностей северных территорий мира. 


Развитие экономики, культуры и быта народностей Севера Дальнего Востока за советский период может служить наглядным примером преимуществ социалистической системы хозяйства и советской национальной государственности. За годы Советской власти традиционный хозяйственный комплекс народностей Севера приобрел многоотраслевой характер; развившиеся на базе внедрения достижений современной науки и техники оленеводство, морской и пушной промыслы дополнены промышленным рыболовством, звероводством, растениеводством и животноводством. Новые технические средства позволили расширить ареал использования промысловых и охотничьих угодий, повысить производительность труда в традиционных и новых отраслях хозяйства. Так, в несколько раз выросло и сохраняет высокие темпы общественное оленеводство.


Промышленное освоение территории Севера Дальнего Востока явилось мощным фактором подъема экономики и культуры коренного населения. Влияние этого фактора выразилось во внедрении индустриальных средств и методов ведения хозяйства, расширении рынков сбыта и связанном с ним повышении товарности хозяйства, улучшении жилищно-бытовых условий жизни населения, развитии общего и специального образования и культуры.


Следует отметить, что собственные трудовые ресурсы территории Севера Дальнего Востока недостаточны для удовлетворения быстро растущих потребностей отраслей народного хозяйства. В значительной степени кадры промышленности комплектуются за счет привлекаемых извне рабочих и специалистов. Магаданская и Камчатская области по существу лишены такого крупного источника перераспределения рабочей силы, каким для других территорий страны является сельское хозяйство.^ Собственные трудовые ресурсы из второго и последующих поколений населения, привлеченного из других районов страны и осевшего здесь, находятся в первоначальной стадии формирования. Правительственные^ мероприятия по повышению уровня жизни трудящихся в районах Крайнего Севера и Дальнего Востока, в частности совершенствование службы быта, резкий рост числа детских учреждений и т. д., позволили вовлечь в производство значительную часть трудоспособного населения. В настоящее время население и трудовые ресурсы Севера Дальнего Востока СССР формируются в условиях развивающейся тенденции стабилизации и закрепления второго поколения пришлого населения.


И все же специфические условия освоения районов Севера Дальнего Востока обусловливают и в перспективе дефицит баланса трудовых ресурсов, формирование кадров в основном за счет механического прироста. Это определяет особую важность мероприятий по совершенствованию управления процессами миграции населения и формирования трудовых ресурсов, которые должны базироваться на научной основе комплексных региональных экономических и социологических исследований.


Как было сказано выше, хозяйственное освоение Севера Дальнего Востока насчитывает лишь несколько десятилетий, но за это время он занял в общесоюзном разделении труда весьма важное место по добыче драгоценных, редких и цветных металлов, добыче пушнины и вылову рыбы. Народнохозяйственная! эффективность освоения природных ресурсов Севера Дальнего Востока уже теперь оказывает существенное влияние на темпы и пропорции развития народного хозяйства страны, а планируемый в перспективе рост производства важнейших видов продукции промышленности в стране может быть реализован лишь при значительном расширении масштабов использования ресурсов региона и повышении рациональности созданного и развивающегося здесь хояйственного комплекса.
В историко-географических условиях формирования хозяйства Магаданской и Камчатской областей, как составных частей Севера Дальнего Востока, имеются большие различия: территория Магаданской области вступила в период хозяйственного развития спустя более чем. два столетия после того, как возник Петропавловск-на-Камчатке. Однако темпы развития народного хозяйства Магаданской области были значительно выше, чем Камчатской.


Общий объем валовой продукции промышленности Магаданской и Камчатской областей составил в 1965 г. около 700 млн. руб. (12,4% производства Дальнего Востока и 0,5% общесоюзного производства), численность промышленно-производственного персонала 90,2 тыс. чел. (12,5% Дальнего Востока и 0,3% СССР), промышленно-производственные фонды —свыше 700 млн. руб. (16% дальневосточных и 0,5% союзных) .


Сельское хозяйство Севера Дальнего Востока развивается в основном в двух направлениях: оленеводческо-промысловом (Чукотский и Корякский национальные округа, а также Быстринский район на Камчатке) и животноводческо-овощном (южные районы Магаданской и Камчатской областей) в сочетании с промыслами. На сельское хозяйство приходится примерно 15—20% от общего объема валовой продукции районов Севера Дальнего Востока. В Магаданской области собственным производством картофеля, овощей, молока и мяса удовлетворяется третья часть потребности населения. На Камчатке успехи сельскохозяйственного производства позволили отказаться от завоза в область картофеля и капусты, сократить завоз молочных продуктов и мяса. Агроклиматические ресурсы Камчатской области создают предпосылки для формирования здесь в перспективе базы по производству картофеля и овощей для1 всего Севера Дальнего Востока. Большое будущее в этой области имеет и овощеводство закрытого грунта, развивающееся на термальных источниках.


В структуре хозяйства районов Севера Дальнего Востока профилирующее значение имеют горная промышленность по добыче цветных и редких металлов (Магаданская область) и рыбная промышленность (Камчатская область). Все остальные отрасли экономики — топливноэнергетическая, металлообработка и машиностроение, строительная индустрия и промышленность строительных материалов, лесная промышленность, а также сельское хозяйство — имеют местное значение и обслуживают нужды цветной металлургии, рыбной промышленности и населения. На горную и рыбную промышленность и непосредственно обслуживающие их отрасли приходится основная доля промышленного производства. _
Уровень промышленного освоения отдельных районов Севера Дальнего Востока во многом различен. Например, в Магаданской области Верхне-Колымский промышленный район уже располагает многоотраслевым хозяйством и довольно разветвленной транспортной сетью,^ тогда как другие районы области, особенно Чукотский национальный округ, находятся на начальных стадиях освоения его природных богатств.


На территории Магаданской области выделяются два внутриобластных экономических района — Колымо-Магаданский и Чукотский. Колымо-Магаданский экономический район сложился на базе многочисленных горнодобывающих предприятий, расположенных в южной части области. Здесь происходило первоначальное промышленное освоение богатых месторождений золота. Прииски обеспечиваются электроэнергией сравнительно крупной электростанции, работающей на углях Ар- кагалинского месторождения. В ряде пунктов (Магадан, Ягодное, Оро- тукан, Спорное и др.) действуют машиностроительные и металлоремонтные заводы, предприятия легкой и пищевой промышленности.


Колымо-Магаданский район включает Верхне-Колымский золотопромышленный и Омсукчанский оловодобывающий промышленные комплексы, а также Магадано-Охотский промышленный и рыбопромысловый комплекс.
Центр области — город Магадан — наиболее развитый промышленно-транспортный комплекс на Севере Дальнего Востока. Вместе с Нагаевским морским портом он образует транспортно-промышленный узел, через который происходит завоз грузов для всех предприятий и населения Колымо-Магаданского района. В межобластном разделении труда этому району отводится значительное место по добыче угля и производству мелкосерийного горного оборудования, электроэнергии для золотопромышленных предприятий Верхней Индигирки, расположенных на территории Якутской республики. Здесь же имеется развитая металлоремонтная база. Стержнем транспортной сети служит Колымская автомагистраль и порт в бухте Нагаева.


Важнейшей экономической задачей района является^ сохранение высокого уровня добычи золота, олова и развитие рыбной промышленности. При этом необходимо правильно использовать ремонтную базу, создать единую энергетическую систему, увеличить производство строительных материалов и предметов народного потребления. 


В Чукотском экономическом районе расположен ряд предприятий по добыче золота, олова, вольфрама и ртути. Они образуют транспортно-промышленные комплексы, важнейшими из которых являются Билибинский, Чаунский, Иультинский и Анадырский.


Транспортные связи этих предприятий осуществляются через морские порты: Певек, Провидения, Анадырь, Эгвекинот, Зеленый мыс (на р. Колыме).


В устье р. Анадырь развивается промышленный центр на основе добычи угля и рыбного промысла. Город Анадырь, являющийся значительным транспортным узлом Чукотки, имеет большие перспективы роста в связи с начавшимся освоением месторождений золота Восточной Чукотки и благоприятными прогнозами на газ и нефть. Промышленность развивается на побережье бухты Угольной, где осуществляется разработка Беринговскою месторождения каменного угля.


Чукотский экономический район характеризуется также развитым оленеводческим и охотничьим хозяйствами, а на побережье — рыболовным и морским зверобойным промыслами. В пределах Чукотского района формируются следующие промышленно-транспортные комплексы: Северо-Чукотский с Певекским транспортно-энергетическим узлом — по добыче золота, олова и ртути; Иультинский горнопромышленный подрайон с Эгвекинотским транспортно-энергетическим узлом по добыче олова и вольфрама; Анадырский—-по добыче золота, угляди вылову рыбы; Провиденский транспортный узел — самый восточный порт; Беринговский промышленный узел — по разработке богатых запасов каменного угля.


Сложившаяся и сохраняющаяся в перспективе специализация хозяйства Камчатской области в использовании рыбных ресурсов определяет формирование и развитие областного хозяйственного комплекса. На долю Камчатки приходится до 8% общесоюзного улова рыбы и 10—15% выпуска консервов. Омывающие Камчатку моря являются базой значительной части общесоюзного улова крабов, китового и морского зверобойного промыслов. Рыбная промышленность дает свыше 70 % валовой продукции области, а вместе с обслуживающими ее отраслями _ около 90%. Современная оценка сырьевых ресурсов морей открывает перспективы увеличения добычи рыбы в ближайшие годы более чем в два раза. Необходимым условием решения этой задачи является дальнейшее оснащение рыбопромышленных предприятий и рыболовецких колхозов новыми основными фондами промыслового и приемно-транспортного флота, расширение и совершенствование судоремонта. Необходимо также увеличить число рыбообрабатывающих плавучих баз, провести техническую реконструкцию действующих береговых предприятий Камчатки (в первую очередь в наиболее перспективных узлах — Петропавловском, Усть-Камчатском, Корфинском, Озерновском, Октябрьском и др.), комплексную механизацию и автоматизацию производственных процессов.


Природные богатства Камчатки обеспечивают широкие возможности дальнейшего вовлечения в хозяйственный оборот ее ресурсов, расширения специализации области, создания здесь рационального хозяйственного комплекса. В последние годы положено начало развитию новой отрасли хозяйства — золотодобывающей промышленности.
Весьма благоприятны прогнозы нефтегазоносное™ Камчатки, высоко оцениваются возможные запасы серы и ртути. Для промышленного освоения этих ресурсов необходимо резко увеличить объем и расширить поисковые и геологоразведочные работы.


Особую важность и интерес представляет проблема повышения эффективности использования топливно-энергетических ресурсов, в первую очередь ресурсов термальных вод. Использование термальных вод резко повысит продуктивность сельского хозяйства в мощных тепличных комбинатах. В этом отношении районы Камчатки и Магаданской области решают общие по характеру задачи.
На территории Камчатской области можно выделить два внутриобластных экономических района: Южно-Камчатский и Корякский (или Северо-Камчатский).


Южно-Камчатский экономический район включает: Петропавловско - Елизовский промышленно-транспортный комплекс (рыбоконсервные предприятия, судоремонт, промышленность строительных материалов, морской и рыбный порты) с относительно развитым сельскохозяйственным производством пригородного типа и благоприятными предпосылками освоения термальных вод, а также с развивающейся базой золотодобычи; Западно-Камчатский рыбопромышленный комплекс с перспективами использования термальных ресурсов, залежей угля, нефти, строительных материалов; Центрально-Камчатский лесопромышленный, рыбопромысловый и сельскохозяйственный комплекс с Усть-Камчатским транспортным узлом.
Южно-Камчатский экономический район специализируется на добыче и обработке рыбы.


Корякский (Северо-Камчатский) экономический район расположен на территории Корякского национального округа. Основой его экономики является добыча рыбы и пушнины, имеющая общесоюзное значение. Широко развито оленеводство, в перспективе — развитие горной промышленности по добыче ртути и серы. На территории Корякского экономического района четко выделяются Карагинско-Олюторский промышленно-транспортный и Пенжино-Корякский промыслово-оленеводческий комплексы.


Формирование и развитие хозяйственного комплекса Камчатской области даже при сопоставлении с аналогичными характеристиками использования ресурсов Магаданской области отмечено чрезвычайно низкой степенью изученности сырьевой базы хозяйства и узостью вовлечения в хозяйственный оборот уже разведанных природных ресурсов. Следует отметить, что речь идет о тех видах промышленного сырья и биологических ресурсов, которые имеют не только региональное, но и важное общесоюзное значение.


В целом современное состояние народного хозяйства Севера Дальнего Востока имеет характерные черты нового этапа промышленно-транспортного освоения, важнейшей особенностью которого является слияние отдельных индустриальных центров и узлов в промышленные районы, охватывающие значительные по размерам территории. Таков, например, Верхне-Колымский район Магаданской области. В процессе дальнейшего освоения таким складывающимся районам и комплексам будет принадлежать важная роль опорных баз освоения новых территорий. Так, Колымо-Магаданский экономический район в целом стал мощной базой пионерного освоения районов Чукотского национального округа. Развитый промышленный потенциал, сложившиеся и успешно развивающиеся транспортные связи Магаданской и Камчатской областей, интенсивное развитие обслуживающих отраслей хозяйства Магаданской области при сходных чертах областных хозяйственных комплексов — все это обеспечивает высокую эффективность развития экономики Магаданской области как базы дальнейшего промышленно-транспортного освоения Камчатки.


На современном этапе развития производительных сил Севера Дальнего Востока представляет особую важность задача формирования рациональной структуры хозяйства на основе вовлечения в оборот более широкой гаммы природных ресурсов и их комплексного использования. Следует отметить, однако, что в настоящее время эта задача еще весьма далека от своего окончательного разрешения. В экономике районов Севера Дальнего Востока сложился ряд серьезных отраслевых и территориальных диспропорций. Так, например, серьезное отставание в развитии ряда обслуживающих отраслей хозяйства, в первую очередь топливно-энергетической базы, совершенно не удовлетворяющей потребности народного хозяйства и населения районов, является серьезным тормозом в развитии производительных сил края.


Для энергетики края характерно большое число мелких станций и установок, производящих очень дорогую электроэнергию. В настоящее время энергетический баланс почти во всех районах Севера Дальнего Востока крайне напряженный. Основные мероприятия, направленные на ликвидацию этой диспропорции, заключаются в строительстве ряда гидроэнергетических, тепловых, атомных и геотермальных станций. Важность и целесообразность этих мероприятий подчеркивается наличием в районе наряду с весьма напряженным электробалансом огромных потенциальных энергетических ресурсов, в частности гидроэнергоресурсов и ресурсов подземного тепла. Масштабы использования их в настоящее время крайне малы.


Слабо развита промышленность строительных материалов и строительной индустрии. Кроме нескольких центров (Магадан, Петропавловск-на-Камчатке, Сусуман, частично пос. Ягодное и др.), где созданы базы строительной индустрии, на большей части территории Севера Дальнего Востока строительство осуществляется с чрезвычайно высоким удельным весом ручного труда. Жилые дома, детские и культурные учреждения, больницы и школы до последнего времени строились по типовым проектам средней полосы страны, без достаточного учета климатических условий. Все это увеличивает трудовые затраты, удлиняет'сроки строительства, приводит к его удорожанию в три-четыре раза по сравнению с показателями средней полосы Европейской части Советского Союза.


Одним из наиболее серьезных недостатков освоения природных богатств Севера Дальнего Востока и организации здесь промышленного производства является низкий уровень технического прогресса, не компенсирующий дефицит трудовых ресурсов, повышенная стоимость труда и повышенный износ и снижение эксплуатационных характеристик машин из-за суровых природно-климатических условий. Применение на предприятиях, размещенных на северных территориях района, техники, рассчитанной по всем основным параметрам на использование в центральных и южных районах страны, приводит к значительным народно хозяйственным потерям. Благодаря осуществлению правительственной программы технического совершенствования северного производства и создания техники, специально приспособленной к условиям Севера, должна быть разрешена народнохозяйственная задача повышения эффективности общественного производства на Севере и Дальнем Востоке страны. Повышение эффективности производства и рост темпов промышленно-транспортного освоения этих районов в значительной степени определится успехом поисков решения ряда социальных, экономических, естественнонаучных и технических проблем. Степень изученности природных ресурсов Севера, особенностей развития здесь социальных процессов и действия экономических законов социализма еще недостаточна. Масштабы научных исследований во много раз возросли с организацией Сибирского отделения Академии наук СССР и формированием на Дальнем Востоке большого ряда его научных институтов и подразделений. Все же еще недостаточен объем проводимых исследований, не полон комплекс работ по важным фундаментальным проблемам различных отраслей наук. Так, крайне недостаточно развиваются исследования геологического, геофизического, географического, экономического и социологического направлений. Совершенно не изучены проблемы геологии акваторий северных и северо-восточных морей страны. Между тем исследования последних лет показали исключительную перспективность морских бассейнов Севера Дальнего Востока, в частности Охотского моря, в прогнозах их нефтегазоносности, а также в ресурсах других видов ценных полезных ископаемых.


Решение ряда указанных научных и научно-практических проблем позволит значительно повысить эффективность общественного производства в районах Севера Дальнего Востока, расширить специализацию районов в общесоюзном разделении труда, вовлечь в хозяйственный оборот новые виды ресурсов и внести тем самым важный вклад районов Севера Дальнего Востока в создание материально-технической базы коммунизма в нашей стране.

 

 РЕЛЬЕФ И ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ

ОРОГРАФИЯ

 

Север Дальнего Востока охватывает обширную и разнообразную по устройству поверхности часть Северо-Востока СССР, в пределах которого сопрягаются крупные тектонические зоны: мезозоиды, область кайнозойской складчатости и вулканогенный пояс. Структурные особенности этих зон теснейшим образом связаны с допалеозойским фундаментом, на котором происходило формирование складчатого геосинклинального субстрата или молодого осадочного чехла. В соответствии с этим и поверхность территории имеет сложный характер, отображающий не только в общих чертах, но и во многих деталях план геологического строения отдельных частей региона, переживших различной интенсивности тектоническую активизацию в плиоцен-плейстоцено- вое время.


В рельефе Севера Дальнего Востока господствующее положение занимают горные сооружения, на отдельных участках уступающие место низменностям. Горный пояс образует северо-западную часть поднятий, почти непрерывным кольцом окружающих моря Тихоокеанского бассейна. Через хребты северного побережья Охотского моря, Камчатки и Курильских островов они смыкаются горными сооружениями юга Дальнего Востока и Японии, а в горных районах Чукотки и о-ва Врангеля, в возвышенностях Командорских и Алеутских островов обнаруживаются орографические соединительные звенья Севера Дальнего Востока с горными цепями Аляски и уходящими далее на юг горами Тихоокеанского побережья Северной Америки (рис. 2).


Большая часть Севера Дальнего Востока, размещающаяся между реками Леной и Анадырь, в географической литературе обычно именуется Яно-Чукотской горной страной, а часть, включающая п-ов Камчатку и площади севернее его (вплоть до р. Анадырь),— Корякско Камчатской. Эти горные страны, пространственно совпадающие соответственно с Верхояно-Чукотской и Корякско-Камчатской складчатыми областями, а также с Охотско-Чукотским вулканогенным поясом, разделяются обширной Анадырско-Пенжинской низменностью. В различных частях названных горных стран, в зависимости от тектоно-магматической эволюции слагающих их-складчатых структур и геоморфологической истории развития поверхности, в комплексе рельефа наблюдается преобладание одних форм его и отсутствие других. Например, в западной части Яно-Чукотской горной страны господствуют системы, образующие ряд линейно вытянутых дуг северо-западного направления, которые совпадают с простиранием складчатых структур или с общей ориентировкой синорогенных гранитных массивов. К ним относятся, в частности, Верхоянские цепи, лежащие за пределами рассматриваемой территории, или цепи Черского, уходящие в северо-западном направлении в Якутию, а на юге сливающиеся с Охотско-Колымским нагорьем. Обширное пространство между этими цепями занято низкогорным и среднегорным рельефом. В восточной части линейно вытянутые хребты и цепи уступают место нагорьям и плоскогорьям, на фоне которых возвышаются горные кряжи. Своеобразный рельеф п-ва Камчатка образуется протяженными хребтами и цепями, нередко создающими вулканический ландшафт, в особенности в восточной части полуострова. Вулканы Камчатки образуют наиболее возвышенный элемент рельефа Корякско-Камчатской горной страны. •
Поверхность суши в пределах Яно-Чукотской горной страны имеет ясно выраженный общий уклон в сторону Полярного бассейна, в который впадают основные реки Северо-Востока: Яна, Индигирка и Колыма. Главный водораздел между речными системами Полярного и Тихоокеанского бассейнов в западной части проходит недалеко от береговой линии Охотского моря, а в восточной он расположен ближе к берегу Чукотского моря. Водораздельная линия в Корякско-Камчатской горной стране резко сдвинута к Берингову морю и к Тихому океану.


Асимметричное положение водораздельных линий, совпадающих с молодыми нагорьями и плоскогорьями, генетически связанными с молодыми поднятиями в области Охотско-Чукотского вулканогенного пояса и Курило-Камчатской вулканической дуги, несомненно, определено тектоно-геоморфологическим планом строения Северо-Востока, вероятно, в целом унаследующим план инверсионного преобразования наиболее поздних геосинклинальных трогов соответственно мезозойского периода развития в пределах Верхояно-Чукотской области и кайнозойского периода — в Корякско-Камчатской области.


Речная сеть Севера Дальнего Востока отличается значительным морфологическим разнообразием, отображающим тектоно-геоморфологические и физико-географические условия ее формирования. Здесь могут быть выделены долины двух типов: горных и равнинных рек. При этом, естественно, преобладают долины горных рек, отличающиеся сравнительно большой разветвленностью, сложным рисунком, значительной глубиной врезания и, как правило, террасированными склонами. Реки равнинного типа приурочены к низменностям, они имеют слабую разветвленность, менее сложный рисунок и небольшую глубину врезания. Некоторые крупные реки по своим морфологическим особенностям смешанные: в верховьях они относятся к типичным горным, а в нижнем течении — к равнинным. Такой характер имеет, например, Колыма,, меняющая свой облик с горного на равнинный при выходе на просторы Колымской низменности, или Анадырь, имеющая горный облик в пределах Анадырского плоскогорья, Щучьего и Чуванского хребтов и равнинный — в пределах Анадырской низменности. Принадлежность территории к полярной и субполярной физико-географическим зонам определила и некоторые другие особенности речной сети, среди которой можно выделить реки с постоянным поверхностным стоком, обладающие им только в летнее время.


Озера в гидрографической сети Севера Дальнего Востока играют меньшую роль. Горные районы ими сравнительно бедны. Из их числа более крупные и глубокие — ледниковые озера в горах Анначаг и предгорной части хребта Чорго (озера Джека Лондона, Мамонтай и др.), кальдерные котловины озер Кроноцкого и Ключевского, тектонические — оз. Эльгыгытгын в Анадырском нагорье и оз. Ажабачье в хребте Кумроч. Низменности, напротив, характеризуются обилием озер преимущественно термокарстового происхождения, но они, как правило, отличаются малой глубиной и небольшими размерами, обладают значительной миграционной способностью. Исключение составляет оз. Красное, расположенное в низовьях р. Анадырь. На восточном побережье Камчатки, в прибрежной зоне северных морей часто встречаются озера, возникшие из отшнурованных морских лагун (озера Нерпичье, Култучное и др.).

 Рис. 2. Орографическая схема Севера Дальнего Востока

 

 ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ТЕКТОНИКИ


Север Дальнего Востока — часть северо-восточной Азии, занимающая особое положение в геологических структурах нашей планеты. Эта обширная территория хотя и принадлежит к Тихоокеанскому сегменту земной коры, но она охватывает также и зону перехода от континента к океанической впадине, что и определяет особенности ее геологического строения, тектоническую историю и главнейшие закономерности размещения полезных ископаемых.
Новейшие представления об особенностях строения в плане всего Северо-Востока отражены в работе В. Ф. Белого, А. А. Николаевского, С. М. Тильмана и Н. А. Шило (1964). Выделяются области дорифейской складчатости Сибирской платформы и массивы того же возраста, палеозойские массивы, Яно-Колымская и Чукотская мезозойские геосинклинальные системы, кайнозойская Корякско-Камчатская складчатая область и Охотско-Чукотский вулканогенный пояс.


СИБИРСКАЯ ПЛАТФОРМА

Сибирская платформа (рис. 3) расположена за пределами территории Севера Дальнего Востока, поэтому здесь приводится лишь самая общая ее характеристика. Фундамент платформы вскрывается в пределах Алданского и Анабарского щитов; он сложен глубоко преобразованными породами архейского и протерозойского возрастов. Как показывают исследования К- Б. Мокшанцева, А. А. Николаевского, Ю. А. Косыгина и др., последние интенсивные движения геосинклинального типа в пределах платформы проявились в конце протерозоя (1700 млн. лет); с рифея здесь началось образование чехла. Сибирская платформа характеризуется многими чертами, свойственными и другим древним платформам земного шара, хотя в отличие от некоторых из них она обладает несколько большей подвижностью, что нашло отражение в широком проявлении траппов, излившихся на поверхность по сложной системе разломов. В чехле платформы различаются Алданская и Анабарская антеклизы и расположенная между ними Вилюйская синеклиза. Эти структуры — наиболее крупные элементы восточной части Сибирской платформы; они осложнены сводовыми поднятиями, прогибами, авлакогенами, флексурами и т. д.


ВЕРХОЯНО-ЧУКОТСКАЯ СКЛАДЧАТАЯ ОБЛАСТЬ


Дорифейские массивы Северо-Востока (Охотский, Колымский, Омоло-некий, Эскимосский) являются относительно консолидированными структурами, образованными архейским и протерозойским складчатым основанием, которое отделяется от многоярусного полого дислоцированного осадочно-вулканогенного чехла поверхностью регионального несогласия. Массивы занимают различное тектоническое положение, но только один из них — Колымский (см. рис. 3), окруженный одновозрастными складчатыми зонами, может быть отнесен к категории срединных. Он расположен во внутренней части мезозойской области и разделяет Яно-Колымскую и Чукотскую складчатые системы. В чехле Колымского срединного массива выделяются структурные ярусы, соответствующие в основном главнейшим структурным подразделениям мезо- зоид. В краевых его частях формационные признаки мезозойских отложений сближаются с верхоянским комплексом.

 

Рис. 3. Схема тектонического районирования Севера Дальнею Востока

Другие массивы в складчатых структурах Северо-Востока занимают краевое положение и, как правило, ограничиваются разновозрастными тектоническими зонами. Они имеют несравненно меньшие размеры, относительно прямолинейные очертания, обусловленные пограничными разломами и более напряженной глыбовой тектоникой, свидетельствующей об интенсивной их переработке. В осадочно-вулканогенных толщах чехла этих массивов отсутствуют типичные геосинклинальные формации; они имеют сокращенную мощность, слабо дислоцированы и скорее принадлежат к платформенным образованиям. У магматических комплексов массивов четко выражены двойственные черты. Им свойственны особенности как орогенного магматизма геосинклинальных систем, так и платформенных образований. В последнем случае среди изверженных пород присутствуют наземные вулканиты щелочного ряда, тешенит-эссекситовые интрузии, граносиениты и щелочные граниты (Омолонский и другие массивы).
Для внутреннего строения чехла всех массивов характерны блоковые структуры: горсты, выступы, грабены, грабен-синклинали, приразломные впадины. В отличие от платформ в них отсутствуют такие тектонические образования, как валы, антеклизы, плакантиклинали и т. д. Происхождение дорифейских массивов объясняется по-разному. В последнее время среди геологов получила распространение идея, что лишь Охотский массив был связан с Сибирской платформой и являлся частью Алданского щита. Генетические связи других массивов с Сибирской платформой не ясны и многими геологами отрицаются, что ставит под сомнение представления об эпикратонном характере всей складчатой области. По всей вероятности, на площади мезозоид Северо Востока в дорифее формировалась складчатая структура иной тектонической природы, отличной от Сибирской платформы, определившая в более поздний период заложение геосинклинальных трогов. Дорифейская складчатая структура характеризуется гетерогенностью. Массивы, очевидно, представляют наиболее высоко поднятые ее фрагменты. Потребуются значительные сравнительные исследования Сибирской платформы и мезозоид, без которых невозможно понять сложный характер развития последних.


Палеозойские массивы —структуры с палеозойским складчатым фундаментом — присутствуют в ряде районов. К ним относятся Яблонский и Еропольский массивы. Они расположены по периферии Чукотской системы и сложены средне- и верхнепалеозойскими вулканогенно-кремнистыми и осадочными породами, в которых размещаются плагиогранитовые и гипербазитовые интрузии. Основание этих массивов находится в резком структурном несоответствии с перекрывающими его мезозойскими отложениями, обычно слабо дислоцированными. Внутри мезозойского комплекса фиксируются стратиграфические перерывы и несогласия.


Наличие палеозойских массивов в областях, расположенных в относительно внутренних частях Тихоокеанского кольца, не случайно. Как показывают фактические данные последних лет, на многие сотни километров по обе стороны кольца протягивался эвгеосинклинальный пояс, претерпевший складчатость в конце палеозоя. Одни участки этого пояса в дальнейшем оставались стабильными, а другие были вовлечены в геосинклинальное развитие и подверглись существенной переработке мезо-кайнозойскими движениями. Консолидированные блоки выступают в современном тектоническом плане как массивы, а переработанные — представляют собой ядра антиклинориев и поднятий молодых складчатых систем. Таковы, например, Хатырский и Пикасьваямский блоки Корякского нагорья, многие поднятия соседней с мезозоидами Северо-Востока Монголо-Охотской системы и т. д. (Тильман, 1962,1963).

 

МЕЗОЗОЙСКИЕ СКЛАДЧАТЫЕ СИСТЕМЫ

Мезозойские структуры (мезозоиды), в которые «вкраплены» массивы с дорифейским и палеозойским основанием, занимают обширные площади и являются главными тектоническими элементами Севера Дальнего Востока, определяющими главнейшие черты геологического строения этой территории. Они слагаются геосинклинальными отложениями и образуют ряд структурных зон. На западе, между Сибирской платформой и Колымским срединным массивом, располагается Яно-Колымская система, а на севере и востоке — Чукотская. Обе системы принадлежат к единой области мезозойской складчатости, хотя между ними наблюдаются и некоторые различия.


Яно-Колымская складчатая система является главным тектоническим элементом всей мезозойской области; ее структуры развиты на пространстве между Приверхоянским краевым прогибом, Анабарским массивом и Алданским щитом (на западе) и Колымским срединным массивом (на востоке). В прибрежной части Охотского моря структуры этой системы перекрываются мощными толщами ОхотскоЧукотского вулканогенного пояса, на севере они уходят под покров антропогеновых отложений. 


В Яно-Колымской системе могут быть выделены Верхоянская антиклинальная, Яно-Сугойская и Полоусненеко-Балыгычанская синклинальные зоны. Верхоянская зона занимает западную часть системы; она сопрягается с тектоническими элементами Сибирской платформы и, таким образом, является внешним поясом мезозойской складчатой области. Полоусненеко-Балыгычанская синклинальная зона, напротив, занимает внутреннюю часть системы; она примыкает к Колымскому срединному массиву. Между ними прослеживаются структуры Яно-Сугой- ской синклинальной зоны.


Указанные зоны слагаются мощными толщами геосинклинальных отложений (верхоянский комплекс). В Верхоянской зоне преобладают верхнепалеозойские отложения (нижняя часть разреза верхоянского комплекса). Яно-Сугойская зона сложена преимущественно триасовыми отложениями, а Полоусненеко-Балыгычанская — юрскими.


Сложно построенная Верхоянская антиклинальная зона отличается ступенчатыми, но пологими сводовыми поднятиями «с коробчато-флек- сурными очертаниями» (А. В. Вихерт, 1956). В ее пределах выделяются три крупных структурных элемента: Орулганский и Верхоянский ан- тиклинории, а также Южно-Верхоянский синклинорий. Породы верхоянского комплекса в этих структурах смяты в крупные складки, часто сундучные и коробчатые по форме, местами образующие систему пучков, кулисообразно продолжающих друг друга в северо-западном направлении. Складчатые структуры нередко осложняются разломами. В целом вся зона почти лишена интрузивных образований. Лишь в Эндыбальоком районе имеются единичные массивы гранодиоритов мезозойского возраста.


Яно-Сугойская синклинальная зона отличается от Верхоянской не только возрастом слагающих ее отложений, но и условиями залегания пород. В целом для этой зоны характерны как узкие линейные складки, так и пологие брахиформные структуры, часто нарушенные разломами глубокого заложения (районы пологого залегания пород верхоянского комплекса). Главнейшие структурные элементы Яно-Су- гойской синклинальной зоны — Тарыи-Детринский синклинорий и Кулино-Нерский антиклинорий, которые в северо-западном направлении сопрягаются с обширным районом развития сундучно-щелевидных и бра- хиформных складок.


В этой зоне отмечается широкое развитие магматических пород преимущественно гранитоидного состава. Для нее в равной мере характерны как интрузии, конкордантные к складчатости, так и резко ди- скордантные; последние обычно контролируются поперечными разломами.


Полоусненско-Балыгычанская синклинальная зона, как уже отмечалось выше, занимает внутреннюю часть складчатой системы. Иньяли- Дебинский синклинорий является главным ее структурным элементом. Он сложен преимущественно нижне- и среднеюрскими геосинклинальными отложениями, которые смяты з узкие и крутые линейные складки северо-западного простирания, отображающие наиболее интенсивные деформации пород верхоянского комплекса. Складчатые структуры нарушены протяженными разломами, контролирующими дайковые серии и батолиты гранитоидов. Полоусненско-Балыгычанская зона включает еще один структурный элемент — Ольджойский прогиб, располагающийся в северо-западной ее окраинной части, с неясным продолжением в северном направлении. Прогиб сложен нижне- и среднеюрскими и особенно верхнеюрскими отложениями, которые, однако, здесь дислоцированы значительно слабее, чем в пределах Иньяли-Дебинского синкли- нория. Юрские отложения Ольджойского прогиба образуют пологие, спокойные складки; среди них широко развиты брахиантиклинали.


Наложенные впадины, к которым относятся Зырянская, Момская и некоторые другие более мелкие, являются орогенными структурами Яно-Колымской складчатой системы. Они сложены морскими и континентальными молассами, угленосными и эффузивными формациями. Орогенные формации отделяются от главного геосинклинального верхоянского комплекса отчетливыми несогласиями и перерывами.
Чукотская складчатая система. Складчатые структуры Чукотской системы, выступы ее палеозойского основания и орогенные образования развиты в Приколымском, Чаунском и Амгуемском районах. На севере граница этой системы не определена. По мнению С. М. Тильмана, в области Полярного бассейна она постепенно переходит в Арктическую зону; на западе и юге Чукотская система срезается Колымским и Омолонским массивами, а на востоке — ограничивается Эскимосским массивом. На юго-востоке на структуры Чукотской системы наложен Охотско-Чукотский вулканогенный пояс, контролируемый тектоническим швом глубокого заложения. По своему внутреннему строению Чукотская система неоднородна; она включает уже ранее охарактеризованные Яблонский и Еропольский палеозойские массивы, Анюйскую, Чаунско-Амгуемскую и Березовскую складчатые зоны. Орогенные структуры здесь представлены различными впадинами, среди которых наиболее крупные — Олойская, Раучуанская, Айнахкурген- ская, Тытыльвеемская, Камешковская и др.


Комплекс основания Чукотской системы вскрывается в Алярмаут- ском, Куульском, Чукотском и Куэквуньском поднятиях Анюйской и Чаунско-Амгуемской складчатых зон. Здесь выведены на поверхность карбонатно-терригенные отложения среднего и местами (Чукотское поднятие) нижнего палеозоя. Палеозойские отложения северных районов системы принадлежат к миогеосинклинальному типу и хорошо сопоставляются с одновозрастными образованиями хребта Брукса на Аляске.


Березовская зона расположена на юго-западном фланге Чукотской складчатой системы; по сложной сети разломов на юге она граничит со структурами Омолонского дорифейского массива, а на северо-востоке сочленяется с Олойским прогибом. Центральная часть Березовской зоны имеет антиклинорное строение, подчеркивающееся Маахстахским и Березовским поднятиями. На севере и на юге в широтном направлении прослеживаются синклинальные прогибы. Нижний структурный ярус зоны сложен флишоидными породами верхоянского комплекса. В центральной антиклинальной полосе их возраст опускается до верхней перми (Маахстахское поднятие); в синклинальных прогибах развиты средне-верхнетриасовые и нижне-среднеюрские отложения. Породы верхоянского комплекса смяты в узкие линейные складки и разбиты разломами. В северо-западном направлении ближе к Колымскому срединному массиву наблюдается заметное ослабление дислокаций. К верхнему структурному ярусу Березовской зоны принадлежат молас- сы и вулканиты, выполняющие отдельные впадины.


Анюйская складчатая зона расположена на западном фланге Чукотской системы. Она представляет собой крупное тектоническое сооружение, состоящее из горст-антиклиналькых поднятий, сложенных аспидной формацией нижне-среднетриасового возраста (Алярмаутское, Суха- рнинское, Кэпэрвеемское, Пауктуваамское, Мало-Анюйское, Уямкан- динское поднятия), сопряженных с широкими изометричными синклинальными прогибами, выполненными флишоидными отложениями верхнего триаса (Мачваваамский, Паляваамский и др.). Геосинклинальные отложения отличаются напряженной складчатостью. В нижнем и среднем триасе широко распространены сингенетичные с осадконакоплением габбро-диабазы, спилиты, туфы, реже гипербазиты.


С. М. Тильман (1962) считает, что’ складчато-глыбовое строение Анюйской зоны, сокращенный разрез верхоянского комплекса, распространение осадочно-вулканогенных геосинклинальных формаций, широкое развитие разломов и интрузий существенно отличают ее от других складчатых зон Северо-Востока.


Чаунско-Амгуемская зона расположена в северной части Чукотской системы. Она построена примерно так же, как и Анюйская. Различие между ними состоит лишь в том, что Чаунско-Амгуемская зона несколько более высоко поднята, вследствие чего здесь широко развиты антиклинальные поднятия.


В строении Чукотской системы большую роль играют позднегеосинклинальные внутренние наложенные впадины и прогибы. С. М. Тильман к ним относит Раучуанскую, Камешковскую, Нутесынскую впадины и Олойский прогиб, развившиеся на складчатом основании. Они выполнены верхнеюрскими — нижнемеловыми молассами и вулканогенными формациями, составляющими орогенный комплекс, который залегает с резким структурным несогласием на геосинклинальных триасовых отложениях, а местами и на палеозое. Наиболее типичными дислокациями впадин и Олойского прогиба являются брахиформные и куполовидные складки. В подавляющем большинстве ограничения этих структур контролируются разломами.


Общий сложный характер тектонического строения Чукотской системы подчеркивается также и окраинными впадинами, имеющими более продолжительный период развития (до апта включительно) по сравнению с внутренними. В этих впадинах морские слои сложно сочетаются с континентальными. В разрезах большую роль играют вулканогенные образования. Окраинные впадины в формационном отношении близки к прогибам Анадырской зоны. Морфологически они выражены в современном плане в виде грабенообразных понижений, которые контролируются разломами поперечного к Охотско-Чукотскому поясу направления.

 

КОРЯКСКО-КАМЧАТСКАЯ СКЛАДЧАТАЯ ОБЛАСТЬ

 

По совершенно другому плану построена кайнозойская складчатая область, элементы которой занимают восточную часть Севера Дальнего Востока — Корякское нагорье и п-ов Камчатка. В северо-восточной части ее структуры граничат с Эскимосским массивом дорифейской консолидации, на северо-западе — с внутренней зоной Охотско-Чукотского вулканогенного пояса. Полуостровной отрезок области ограничивается береговой линией Берингова, Охотского морей и Тихого океана. Таким образом, Корякско-Камчатская область занимает внутреннюю зону Тихоокеанского подвижного пояса; она развивалась в иных хронологических рамках, чем мезозоиды Северо-Востока, и по своему геосинклинальному типу напоминает классическую область альпид, хотя и отличается от последних рядом присущих ей особенностей.
Основные структурные элементы рассматриваемой области — Анадырско-Корякская и Олюторско-Камчатская складчатые системы. Они простираются в северо-восточном направлении и, в отличие от господствующего северо-западного простирания структур Яно-Колымской и Чукотской систем, подчеркивают специфический тихоокеанский план.
Анадырско-Корякская складчатая система включает антиклинории, поднятия, синклинальные структуры, орогенные впадины и прогибы, которые занимают внешнюю часть переходной зоны от континента к Тихому океану. На севере система граничит с Эскимосским массивом, а на северо-западе и западе смыкается с Охотско- Чукотким вулканогенным поясом. С востока ее ограничивает Олюторско-Камчатская система. Главнейшими элементами Анадырско-Корякской системы являются Алганская, Великореченская, Койвэрэланская и Хатырская складчатые зоны, находящиеся в сложных структурных соотношениях с Таловско-Майнским и Пекульнейским антиклинорными сооружениями. Для системы в целом характерно широкое развитие наложенных впадин (Марковская, Пенжинская, Парапольская и НижнеАнадырская).
В ряде поднятий Таловскс-Майнского антиклинория на поверхность выходит складчатое основание Анадырско-Корякской системы. Слагающие эти поднятия породы представлены терригенными и вулканогеннокремнистыми образованиями нижне-среднепалеозойского возраста, смятыми в сложные складки северо-восточного направления. Выше залегает пермский комплекс, который включает лавы и туфы спилитов и кератофиров, песчаники, известняки. С ним ассоциируют интрузии плагио- гранитов, габбро, ультрабазитов.
В Понтонейских, Таловских и Майнских горах выведены структуры, сложенные раннемезозойским комплексом: конгломератами, песчаниками, сланцами, реже туфами и туфобрекчиями верхнетриасового и нижне-среднеюрского возрастов, собранными в пологие брахиформные складки северо-восточного простирания.
Собственно геосинклинальный комплекс отложений Анадырско-Корякской системы представлен позднеюрскими— сенонскими эвгеосин- клинальными и миогеосинклинальными отложениями, развитыми в основных складчатых зонах, в антиклинорных и синклинорных структурах. Этот комплекс включает яшмы, спилиты, граувакки, глаукофа- новые сланцы, песчаники, конгломераты, алевролиты, глинистые сланцы, туфы, реже известняки. В отдельных прогибах мощность геосинклинальных отложений достигает 10—12 км. Везде они интенсивно дислоцированы.


Межгорные впадины и прогибы выполнены датско-эоценовыми и местами олигоцен-миоценовыми отложениями, относящимися к орогенному комплексу; это в основном терригенные континентальные и морские осадки с угленосными и нефтегазоносными горизонтами. Они нередко сочетаются в разрезах с вулканитами (базальты, андезито-базальты, игнимбриты, липариты, трахилипариты).


К послегеосинклинальным образованиям относятся рыхлые и (или) слабо диагенезированные отложения верхнеплейстоценового возраста, которые местами либо перекрываются молодыми четвертичными лавами, либо замещаются ими в латеральном направлении. Морские и континентальные отложения, а также вулканиты залегают со структурным несогласием на геосинклинальном и орогенном комплексах.
Олюторско-Камчатская складчатая система занимает внутреннюю часть кайнозойской области. Она состоит из сложно сочетающихся между собой горстов и крупных узких и глубоких прогибов.
Наиболее высоко поднятым ее элементом является ЦентральноКамчатский горст, в котором обнажен комплекс основания. Хотя последний изучен еще слабо, можно предполагать, что по формационным признакам, равно как и по условиям залегания пород, он сходен с палеозойскими и раннемезозойскими отложениями Корякского нагорья.


Для Олюторско-Камчатской системы характерна общая история с Анадырско-Корякской и в более позднее время (до сенона включительно). Только в конце олигоцена произошло их обособление, связанное со смещением геосинклинальных прогибов в юго-восточном направлении к Тихому океану. После этих преобразований в Олюторско-Кам- чатской системе геосинклинальный процесс еще продолжался, тогда как Анадырско-Корякская система превратилась в складчатое сооружение.


Геосинклинальные отложения выполняют Опухско-Пекульнейский, Олюторский, Западно-Камчатский, Восточно-Камчатский и другие прогибы. Одни из них составляют внешнюю зону рассматриваемой системы (Опухско-Пекульнейский, северный борт Олюторского, Западно-Камчатский). Другие — принадлежат к внутренней зоне (центральная и южная части Олюторского прогиба, Восточно-Камчатский прогиб).


В прогибах внешней зоны преобладают миогеосинклинальные формации сенонского и палеоген-миоценового возрастов. Внутренняя зона характеризуется преимущественным распространением кремнисто-вулканогенных толщ, а также активным молодым вулканизмом. По всем присущим ей особенностям (сейсмичность, вулканизм, обрушение и преобразование коры и т. д.) она представляет собой типичную островную дугу.


Большую роль в тектонике Олюторско-Камчатской системы играют глубинные разломы. С одной стороны, они ограничивают главные структурные элементы системы, а с другой — являются магмовыводящими каналами. Вдоль таких разломов, ориентированных преимущественно в северо-восточном направлении, группируются ряды потухших и действующих вулканов.


Наряду с активным вулканизмом в Олюторско-Камчатской системе происходит и мощнейшее горообразование. На фоне роста горных сооружений совершается одновременный процесс образования молодых впадин и депрессий, заполнявшихся молассами. Наиболее типичной из таких структурных форм является Центрально-Камчатская впадина, представляющая собой своего рода компенсационный прогиб. Структурные особенности позволяют говорить о том, что Олюторско-Камчатская система вступила в орсгенный этап своего тектонического развития.

 

ОХОТСКО-ЧУКОТСКИЙ ВУЛКАНОГЕННЫЙ ПОЯС

 

Пояс прослеживается вдоль северного побережья Охотского моря, откуда он в северо-восточном направлении, через п-ов Тайгонос уходит на Чукотку. Пояс расположен на границе мезозойской и кайнозойской складчатых областей. Выделяемые в настоящее время в его пределах апт-туронский, сенон-датский и раннепалеогеновый структурные ярусы сложены исключительно наземными вулканогенными формациями, прослеживающимися почти непрерывно на многие сотни километров. Работами В. Ф. Белого и других геологов доказана зональность пояса. В продольном направлении пояс делится на ряд районов, которые в свою очередь образуют две ветви — Охотскую и Чукотскую. Продольная зональность выражается в смене состава апт-туронских эффузивов по простиранию. В этом направлении намечаются и некоторые различия в особенностях залегания вулканогенных толщ.


Вкрест простирания пояс разделяется на внешнюю и внутреннюю зоны. Во внешней зоне вулканогенные образования залегают со структурным несогласием на древних массивах и мезозоидах, а во внутренней, примыкающей к Анадырско-Корякской системе, вулканогенные толщи перекрывают палеозойское и мезозойское складчатые основания.


Во внешней зоне преобладают платообразно залегающие покровы, осложненные многочисленными компенсационными прогибами, просадками и небольшими грабенами; во внутренней зоне, отличающейся значительно более полным стратиграфическим разрезом вулканитов, развиты прерывистые короткие складки. Граница между этими зонами совпадает с системой сближенных разломов, вдоль которых наблюдаются блоковые поднятия. Таким образом, внешняя и внутренняя зоны характеризуются различными условиями залегания вулканогенных толщ и сменой состава вулканитов.


Образование Охотско-Чукотского пояса происходило в несколько этапов, тесно связанных между собой. Для начальных этапов типично широкое проявление вулкацо-плутонических ассоциаций среднего состава. В последующие периоды упомянутые ассоциации сменяются извержениями риолитовых лав и игнимбритов, образующих порфиро-игнимбритовую формацию. Эволюция пояса завершается общим ослаблением вулканической акгивности, а также излияниями базальтов и анде- зито-базальтов.


Формирование Охотско-Чукотского вулканогенного пояса сопряжено во времени с развитием кайнозойской геосинклинали, примыкающей к нему со стороны Тихоокеанской впадины. На это, в частности, указывает синхронность проявления вулканических процессов в поясе и тектонических движений в кайнозойской складчатой области. Их родственные связи подчеркиваются также единством структурного плана вулканогенных покровов внутренней зоны пояса с подстилающим комплексом основания. Теперь становится все более очевидным, что вулканогенный пояс в своем развитии тесно связан с зоной сочленения земной коры континентального и промежуточного типов, которая характеризуется заметно уменьшенной мощностью гранитного и увеличенной — базальтового слоев относительно прилегающей к ней мезозойской складчатой области.

 

ОСОБЕННОСТИ ГЛУБИННОГО СТРОЕНИЯ ЗЕМНОЙ КОРЫ

 

Имеющиеся в нашем распоряжении данные геофизических исследований Севера Дальнего Востока недостаточно полны и во многих случаях отрывочны; однако даже по ним можно судить о значитель