Погода на Камчатке Чукотке Магадане

Норвежский сайт прогноза погоды yr.no урно

 

Камчатка Е.Л. Любимова

Камчатка Е.Л.Любимова

ИНСТИТУТ ГЕОГРАФИИ АКАДЕМИИ НАУК СССР

Ответственные редакторы
Г. Д. РИХТЕР и В. В. НИКОЛЬСКАЯ

Камчатка — второй по . величине после Таймыра полуостров Советского Союза. Он гораздо больше таких европейских стран, как Великобритания, Норвегия или Италия.


Красива и своеобразна природа Камчатки. Действующие вулканы и гейзеры, горячие источники и незамерзающие ручьи и речки, удивительные растения, которые нигде более в нашей стране не встречаются, самобытный животный мир — все это резко отличает Камчатку от других районов Советского Союза.


Всестороннее описание природы Камчатского полуострова — цель предлагаемой читателю книги. В ней раскрывается все разнообразие ландшафтов Камчатки — от безжизненных вулканических нагорий с вечными снегами и ледниками до пышных лугов с гигантскими травами и необычных лесов из
«черной» каменной березы.


Книга, несомненно, привлечет внимание всех, кто интересуется природой этого живописнейшего края советской земли.

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Полуостров Камчатка расположен на крайнем востоке Советского Союза, примерно между широтами Киева и Ленинграда. Он вытянут в северо-восточном направлении и, по удачному сравнению Н. В. Слюнина (1900), напоминает наконечник кремневого копья. Общая протяженность полуострова 1200 км1, наибольшая ширина — 480 км. По площади (350 000 кв. км) Камчатка немногим уступает Кавказу. На юге полуостров заканчивается низким песчаным мысом Лопатка, а на севере соединяется с материком узким Камчатским перешейком шириной около 100 км. Западные берега Камчатки омываются Охотским морем, восточные — Тихим океаном и Беринговым морем.

Западный берег Камчатки низкий, береговая линия ровная и прямая. Восточное побережье имеет более сложные очертания. Гористые полуострова Шипунский, Кроноцкий, Камчатский, Озерной, на севере — Ильпыр и Ильпинский далеко вдаются в Тихий океан и Берингово море. Между ними расположены крупные заливы: Кроноцкий, Камчатский, Озерной и на самом севере — залив Корфа. Вблизи восточного побережья находится остров Карагинский, отделенный от Камчатки мелководным (56 м)  проливом Литке, а в 180 км на восток, между Камчаткой и Алеутскими островами, располагаются Командорские острова  Беринга и Медный.

 

1 Северную границу полуострова следует  проводить по линии бухта Рекинники — залив Анапка, так как сёвернее простираются иные морфотектонические структуры (Корякский и Пенжинский хребты, протягивающиеся далеко в глубь материка).

 

Камчатка и Курилы — единственные в СССР районы современного вулканизма. Они входят в Тихоокеанское вулканическое кольцо, образуя Камчатско-Курильскую дугу. Здесь сосредоточено около 1/9 всех известных на земном шаре действующих вулканов.

По устройству поверхности Камчатский полуостров представляет собой горную вулканическую страну. Область распространения вулканов широкой полосой протягивается вдоль восточного побережья от южной оконечности полуострова примерно до 56°40' с. ш., где находится самый - северный действующий вулкан Шевелуч. По новейшим данным, на Камчатке в настоящее время известно около 150 вулканов, из них 28 действующих и затухающих.

Более 3/4 поверхности полуострова занято горными хребтами — Срединным (3621 м) и Восточным — и высокими вулканическими плато. Срединный хребет — основная орографическая единица полуострова — начинается несколько севернее реки Плотниковой (52°50' с. ш.) и прослеживается вплоть до Камчатского перешейка (60°20' с. ш.). Параллельно ему между 53 и 57° с. ш. простирается Восточный хребет, состоящий из небольших вытянутых
в северо-восточном направлении хребтов: Ганальского, Валагинского, Тумрок, Кумроч.

На полуостровах Шипунском, Кроноцком, Камчатском и Озерном возвышаются горные массивы, достигающие высоты 600-1000 м.

Между Срединным и Восточным хребтами расположена межгорная Центрально-Камчатская депрессия, протянувшаяся от 53°10' с. ш. почти до побережья Берингова моря. Продолжением ее служит мелководный пролив Литке, отделяющий остров Карагинский от Камчатки. Ширина депрессии в южной части всего несколько километров, в северной — 45—-50, а в средней — до 100 км и больше.

Вдоль западного побережья полуострова протягивается Западная равнина. Южная ее часть носит название Западно-Камчатской низменности, которая севернее постепенно переходит в холмисто-увалистую равнину, сменяющуюся в том же направлении низкогорьем.

На восточном побережье низменности приурочены к устьям крупных рек и занимают сравнительно небольшие площади — Авачинская, Жупановская, Кроноцкая, Усть-Камчатская, Укинская и др.

На севере Камчатки параллельно Срединному и Корякскому хребтам простирается обширная низменность Парапольский дол, выходящая далеко за пределы полуострова.

В административном отношении Камчатка входит в Камчатскую область с областным центром — городом Петропавловском-Камчатским. Северная часть полуострова относится к Корякскому национальному округу Камчатской
области.

Камчатская область — один из основных рыбопромышленных районов Советского Союза. Она дает около 1/3 добываемой на Дальнем Востоке рыбы. Огромное значение в экономике полуострова имеет краболовная промышленность. В водах Тихого океана вблизи берегов Камчатки ведется китобойный промысел союзного значения.

Коренное население полуострова — ительмены (камчадалы), коряки и эвены, а на Командорских островах — унанганы (алеуты). Большинство населения составляют русские.

Ительмены — древнее население Камчатки. В настоящее время они сохранили свой язык только в нескольких селениях южной части Тигильского района Корякского национального округа. По языку ительмены вместе с чукчами и коряками относятся к северо-восточной группе палеоазиатов — древнейшей этнической ’Группе народов Азии. Самое название „ительмен" означает „житель". В документах и литературе XVIII—XIX вв. и последующего времени ительмены, как и русское население полуострова, именовались камчадалами.

Основной отраслью хозяйства аборигенов Камчатки является рыболовство. Известное значение в ительменских колхозах отводится морскому зверобойному и пушному промыслам. Большой удельный вес имеют огородничество
и скотоводство.

На севере и в горных районах полуострова живут коряки. Они делятся на кочевых (чаучувенов) и оседлых (нымылланов). Оседлые коряки в пределах полуострова распадаются на две группы, различающиеся по диалектам: Паланская группа на западном побережье и Карагинская — на восточном. Коряки-оленеводы объединены в оленеводческие колхозы или работают в оленесовхозах, причем со стадами оленей кочуют лишь оленеводческие бригады, а все остальное население живет в поселках. Сельское хозяйство, и в частности скотоводство, стало развиваться у коряков только в последние 10—15 лет.

В Срединном хребте (Быстринский район) живут эвены, называющие здесь себя „орочонами", что значит „оленные". Эвены переселились на Камчатку в 40-х годах XIX в. По языку они относятся к тунгусской группе. Основные промыслы эвенов — оленеводство, охота и рыболовство. До коллективизации они вели кочевой образ жизни, сейчас кочуют лишь пастухи-оленеводы с колхозными стадами оленей и охотники.

  В XVIII в. в южной части Камцатки жили курилы, или айны; от них получило свое название самое глубокое озеро полуострова — Курильское.

В настоящее время на территории южной и средней Камчатки бытуют русские названия рек и хребтов. Многие из них повторяются почти во всех районах; так, имеется четыре реки „Озерных", несколько „Быстрых", „Тополевых" и т. д. Еще 200 лет назад, когда на Камчатке был первый ее исследователь С. П. Крашенинников, здесь употреблялись старинные названия рек, присвоенные им  коренным населением — ительменами. В своем „Описании земли Камчатки" С. П. Крашенинников приводит их, причем нередко, помимо туземных названий, ныне уже совсем забытых, он упоминает и русские, сохранившиеся до наших дней. Ряд географических названий связан с походом предшественника С. П. Крашенинникова — Владимира Атласова. Так, например, на реке Крестовой стоял крест, поставленный Владимиром Атласовым, река Козыревская названа именем участника похода Ивана Козыревского, река Голыгина на западном побережье — именем казака Голыгина. Название реки Русаковки на севере полуострова, по сообщению С. П. Крашенинникова, произошло от слова русский в связи с тем, что русские, по слухам, доходили сюда.

Очень многие названия произошли от наименований камчатских острожков, которые в свою очередь назывались казаками обычно по имени тойона 1. (1 Староста.)  Так, С. П. Крашенинников упоминает камчатский острожек Начикин названный именем тайона Начика; отсюда — река Начика, Начикинское озеро. На месте селения Ганалы было жилье камчадала Ганалы, отсюда и название — Ганальская тундра (водораздел Камчатки и Быстрой), Ганальские Востряки. Река Брюмка получила название по имени жившего там камчадала, старое ее название — Кыгачшу. Река Аманина на севере полуострова была названа именем „знатного" коряка Оманина.

Некоторые реки и урочища получили названия по разным отличительным признакам.

Название реки Столбовой связано с расположенными в районе ее устья тремя каменными останцами (кекурами), имеющими форму столбов (старое название Унагкыч).

Река Камбальная (старое название Катангыч) названа так потому, что в устье ее было много камбалы; отсюда— озеро Камбальное; сопка Камбальная. Река Воровская  (по-камчадальски Гыг) прославилась тем, что на этой реке камчадалы часто бунтовали и убивали сборщиков ясака (дани).

Многие названия представляют собой искаженные ительменские; например, река Утка на западном побережье называлась Уут, река Кихчик — Хчукыч и т. д.

На севере полуострова, а также частично в пределах Срединного хребта, где и до настоящего времени основным населением являются коряки, сохранились старые корякские названия.

 

 

ИСТОРИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

 

Первые сведения о Камчатке относятся к середине XVII в. На „Чертеже Сибирской Земли“ Петра Годунова, составленном в 1667 г., была показана река Камчатка. Она упоминается и в'описании к чертежу, вышедшему в 1672 г. В „Чертежной книге Сибири" Семена Ремезова 1696 г., а также на „Чертеже Якуцкого города “ вместе с изображением реки Камчатки были приведены и краткие сведения о ней.

С. П. Крашенинников, бывший на Камчатке в 1737—1741 гг., писал: „Кто первой из Российских людей был на Камчатке, в том не имею достоверного свидетельства, а по словесным известиям приписывается сие некакому торговому человеку Федоту Алексееву" (стр. 483) 1 . Эти сведения, вероятно, относятся к спутникам Дежнева — Федоту Алексееву и Герасиму Анкудинову, которые вместе с их 17 товарищами на двух кочах были отнесены к югу от Чукотки. Есть указания, приводимые С. П. Крашенинниковым, что отряд Алексеева обошел мыс Лопатка и направился вдоль западного берега на север. Федот Алексеев и Герасим Анкудинов погибли, спутники их были частью перебиты, а частью остались на полуострове. Слухи о Камчатке, по-видимому, дошли до Дежнева, и это нашло отражение на „Чертеже Сибирской Земли". В 1696 г. посланный из Анадырска на реку Апуку казак Лука Морозко прошел до реки Тигиль; впоследствии он участвовал в походе Владимира Атласова.

 

1 С. П. Крашенинников . Описание земли Камчатки, М.—Л., 1949. В дальнейшем все цитируемые места приводятся по этому изданию.

 

Достоверные сведения о полуострове были получены только в конце XVII в., после похода землепроходца Владимира Атласова на Камчатку в 1697—1699 гг. В. Атласов прошел весь полуостров с севера на юг, составил его описание и чертежи. В своих „скасках“ он сообщил много ценных сведений о природе и населении полуострова, впервые упомянув о вулканах и горячих источниках.

После похода Атласова Камчатка была присоединена к России. С 1720—1721 гг. началась геодезическая съемка территории Камчатки.

По инициативе Петра I в 1725 г. была организована Первая Камчатская экспедиция под руководством В. Беринга, задачей которой было окончательное решение вопроса, существует ли связь между Азией и Америкой, или эти материки разделены проливом. Результаты этой экспедиции оказались неудовлетворительными, и поэтому в 1733 г. была организована Вторая Камчатская экспедиция.

Работы этой экспедиции явились первым периодом в истории исследования природы полуострова; второй период продолжался от середины XVIII в. до Великой Октябрьской социалистической революции, к третьему — относятся исследования советского времени.

Вторая Камчатская экспедиция, работавшая под руководством В. Беринга и его помощников А. И. Чирикова и М. Б. Шпанберга, достигла больших научных результатов. Участником академического отряда этой экспедиции был современник М. В. Ломоносова С. П. Крашенинников.

  Степан Петрович Крашенинников пробыл на Камчатке с 1737 по 1741 г. Историк Ф. Б. Миллер писал о нем: „Он был из числа тех, кои ни знатной природою, ни фортуны благодеянием не предпочтены, но сами собою, своими качествами и службою, произошли в люди, кои ничего не заимствуют от своих предков и сами достойны называться начальниками своего благополучия".

В 1755 г. после смерти С. П. Крашенинникова вышел его труд „Описание земли Камчатки" — первая монография о природе и населении полуострова. Кроме климата, вулканов, горячих источников, рек, растительности и животного мира, С. П. Крашенинников описал быт, хозяйство,
обычаи, нравы, верования, мифологию ительменов, которые были тогда в стадии культуры каменного века.

Работа С. П. Крашенинникова имеет большое историческое значение как первое всестороннее научное описание Камчатки и позволяет проследить изменения в природе полуострова почти за два с половиной столетия.

В 1740 г. на Камчатке был другой участник Второй Камчатской экспедиции натуралист Г. И. Стеллер, собравший большой материал о животных полуострова. Его книга, вышедшая в 1774 г. на немецком языке, в течение долгого времени была основным источником сведений о животном мире этой территории.

После Второй Камчатской экспедиции в изучении полуострова наступил значительный перерыв. Только почти через сто лет, в 20-х годах XIX в., Камчатку посетили Ф. П. Литке (на шлюпе „Сенявин11), И. Ф. Крузенштерн, О. А. Коцебу и его спутник Ф. Н. Киттлиц.

Ф. П. Литке произвел первую морскую опись восточного берега полуострова, И. Ф. Крузенштерн и О. А. Коцебу снимали берега южной его части, а Ф. Н. Киттлиц описал растительность и составил список птиц полуострова.

Позднее здесь побывали Г. А. Сарычев и А. Эрман, сделавшие геологическое описание Камчатки.

В 50-х годах прошлого столетия интерес к Камчатке снова возрос. С 1851 по 1855 г. на Камчатке работал геолог К. Дитмар. Его труд „Путешествие и пребывание на Камчатке “, опубликованный лишь в 1901 г., содержит много интересных сведений о природе полуострова.

В 1895—1898 гг. на Камчатке работала Охотско-Камчатская горная экспедиция, возглавляемая известным геологом К. Богдановичем, составившим геологический очерк всего полуострова. Основное внимание экспедиция уделила изучению изверженных и древних осадочных пород, современного и древнего вулканизма, а также поискам золота. К. Богданович исследовал Срединный хребет, описал небольшую группу современных ледников и следы древнего оледенения.

Помощник К- Богдановича Н. Н. Лелякин составил карту полуострова, а врач экспедиции Н. В. Слюнин написал сводку "Охотско-Камчатский край", в которой приводится много непроверенных сведений, так как сам Н. В. Слюнин был только в Петропавловске.

Из исследований начала XX столетия особого внимания заслуживают работы врача В. И. Тюшева, десять лет пробывшего на Камчатке. В работе „По западному берегу Камчатки11 В. И. Тюшов детально описал пруроду и особенно население западного низменного побережья полуострова. Большой интерес для науки представляют многолетние' сборы птиц Камчатки врача Б. Н. Дыбовского.

В истории исследования полуострова в дореволюционный период большое значение имела организованная на средства Ф. П. Рябушинского Камчатская экспедиция Географического общества 1908—1909 гг. Экспедиция состояла из пяти отрядов: ботанического, зоологического,
метеорологического, геологического и этнографического, во главе которых стояли крупные ученые: В. Л. Комаров, в то время уже известный ботаник и путешественник, зоолог П. Ю. Шмидт, метеоролог В. А. Власов, этнограф Н. И. Иохельсон, геолог С. А. Конради. Работы экспедиции охватили территорию средней и южной Камчатки; в ряде мест (Ключи, Тигиль, Большерецк, Мильково) были впервые организованы метеостанции.

Из основных трудов экспедиции можно назвать монографии „О климате Камчатки“ В. А. Власова и „Воды юго- восточной Камчатки" В. Н. Лебедева, составившего первую генетическую классификацию озер Камчатки. Его монография, ставшая библиографической редкостью, остается и в настоящее время основой для изучения озер полуострова. Кроме указанных, были еще опубликованы монография А. А. Еленкина „Пресноводные водоросли Камчатки", написанная по материалам экспедиции, и работы С. А. Конради по геологии и геоморфологии южной и средней части полуострова. Материалы зоологического, геологического и этнографического отрядов были опубликованы только частично.

В изучении Камчатки особенно велики заслуги В. Л. Комарова. В его трудах „Путешествие по Камчатке в 1908 - 1909 гг.“ и „Два года на Камчатке" даны яркие картины природы полуострова. Он впервые выделил здесь природные районы и собрал большой фактический материал о древнем оледенении Камчатки.

Большое внимание В. Л. Комаров уделял изучению камчатской флоры и растительности; он составил трехтомную „Флору Камчатки" и написал ряд работ о растительном покрове, выявив основные закономерности его распределения.

Значение трудов В. Л. Комарова настолько велико, что известный биограф русских ботаников С. Ю. Липшиц
делит все флористические исследования Камчатки на докомаровский и комаровский периоды (1937).

Следует отметить, что значительная часть материалов экспедиции напечатана лишь после Октябрьской революции.

Так, первая карта вулканов Камчатки, составленная Н. Г. Келль, была опубликована только в 1928 г.

В 1912 г. на севере полуострова работала экспедиция П. И. Чурина. Собранные им материалы были опубликованы в 1931 г. его спутником С. Ф. Машковцевым.

В 1920—1922 гг. в период интервенции на Камчатке работала Шведская экспедиция в составе ботаника Э. Гультена, зоологов Р. Малеза и С. Бергмана. Э. Гультеном была написана „Флора Камчатки и прилегающих островов", а С. Бергманом — сводка о птицах полуострова.

Новый период в изучении Камчатки наступил в советское время, когда начались планомерные геологические исследования и поиски полезных ископаемых, изучение растительности (особенно лесов), почв, животного мира, горячих источников и т. д. Литература советского периода о природе Камчатки велика,' причем особенно много написано о геологии и вулканах полуострова. В первое десятилетие, после установления советской власти проводились главным образом поисковые работы, организованные Акционерным Камчатским Обществом (исследования П. И. Полевого, А. И. Трошина, Г. А. Дягилева и др.). В 1928 г. на Камчатке работала экспедиция под руководством А. А. Красюка, давшего первую характеристику почв Камчатки.

Начиная с 30-х годов в исследованиях принимают участие многие геологические учреждения: Всесоюзный нефтяной геолого-разведочный институт, Геологический комитет, Всесоюзный геологический институт, Академия наук
СССР, Дальневосточное геологическое управление и целый ряд других учреждений. В полевых и лабораторных исследованиях участвует большое число геологов. Следует отметить работы академика Д. В. Наливкина, А. Л. Гречишкина, А. В. Щербакова, Д. С. Харкевича, Б. И. Пийпа, М. Ф. Двали, Б. Ф. Дьякова, И. В. Плешакова, Г. М. Власова и др. В 1940 г. была составлена первая геологическая карта полуострова в масштабе 1 :2 000 000.
Изучались стратиграфия, главным образом третичных и мезозойских отложений, и современный вулканизм.

Особенно велико значение работ Камчатской комплексной экспедиции Академии наук 1935—1938 гг., возглавляемой акад. В. Л. Комаровым. Исследования охватили большую территорию: восточное и западное побережья, Центрально-Камчатскую депрессию, Срединный и Восточный  хребты, острой Карагинский. Изучались геологическое строение, четвертичные отложения, современный вулканизм, рельеф, почвы, растительность, сельское хозяйство, экономика Камчатки. Результаты этих исследований были опубликованы в виде серии'„Трудов Камчатской экспедиции.

В 1935 г. в Ключах у подножия Ключевской сопки — самого высокого и активного вулкана Евразии — по инициативе акад. Ф. Ю. Левинсон-Лессинга была организована единственная в СССР вулканологическая станция. Во главе ее стоял крупнейший советский вулканолог акад. А. Н. Заварицкий. Здесь до настоящего времени ведутся непрерывные наблюдения над деятельностью Ключевского и других активных вулканов и проводятся .сейсмические исследования.

С 1934 г. на озере Дальнем вблизи Петропавловска работает станция Камчатского отделения Тихоокеанского института рыбного хозяйства и океанологии под руководством Е. М. Крохина и Ф. В. Крогиус.

В 1938 г. на восточном побережье Камчатки был организован Кроноцкий заповедник, в котором зоолог Ю. В. Аверин изучал животный мир, а гидрогеолог Т. И. Устинова — гейзеры и горячие источники.


В 1940 и 1941 гг. на севере и на западном побережье работала экспедиция Дальневосточного геологического управления под руководством Г. М. Власова. В 1950—1951 гг. на полуострове проводилось изучение термальных источников и гейзеров экспедицией Всесоюзного института курортологии под руководством В. В. Иванова. Работы экспедиции дали большой материал о природе горячих источников и по-новому осветили вопрос происхождения термальных вод. С 1952 г. на Камчатке начала работать комплексная экспедиция 5-го геологического управления.


За годы советской власти на Камчатке были созданы Петропавловская обсерватория и Камчатский филиал Всесоюзного географического общества.

 

 

ОБЩЕЕ ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ

ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ

 

Камчатка — страна современного вулканизма — пережила большую и сложную геологическую историю 1. Длительные периоды накопления мощных осадков в геосинклинальных бассейнах неоднократно сменялись орогеническими движениями 2. Вулканическая деятельность на полуострове началась, по-видимому, в палеозое, а может быть, и еще раньше и продолжается до настоящего времени.

Дочетвертичное время. В докембрии и нижнем палеозое в условиях геосинклинального бассейна, существовавшего на месте нынешней территории полуострова, отлагались огромные толщи осадочного глинистого и песчаноглинистого материала 3, из которого позднее образовались древние горные породы Камчатки: гнейсы, кристаллические сланцы, филлиты. Накопление осадочных пород сопровождалось подводными излияниями основных и ультраосновных лав, которые путем последующего метаморфизма преобразовались в породы роговообманкового комплекса. Проявления каледонской складчатости на полуострове не вполне доказаны. В течение палеозоя было два эффузивных вулканических цикли: норный и нижнем палеозое, второй (предположительно) и порхнем. Вероятно, в герцинcкую фазу складчатости осадочные и излившиеся породы были смяты и складки северо-восточного простирания. При этом и их толщу внедрялись крупные интрузии кислой магмы. С породами древнего комплекса связаны следы рудных ископаемых: пирита, халькопирита, магнетита, молибдена, шеелита, вольфрама, золота.

 

1 Несмотря на большое число работ, многое в геологическом строении Камчатки до сих пор остается неясным.
2 Мощность видимого разреза геологических образований около 30 км.
3 Время осадконакопления точно не установлено. Одни исследователи датируют его докембрием (Д. С. Харкевич, 1946), другие палеозоем (А. В. Щербаков, 1938, 1940; М. Ф. Двали, 1955; Г. М. Власов, 1941, 1950). Б. Ф. Дьяков (1936, 1955) определяет возраст древних отложений от архея и до верхнего палеозоя. По данным В. П. Мокроусова (1959), нижняя толща гнейсов имеет архейский возраст, толща кристаллических сланцев — протерозойский и верхняя толща филлитов — позднедокембрийский.


История нижнего мезозоя на Камчатке неясна, так как фаунистически охарактеризованы только верхнемеловые отложения, и многие вопросы стратиграфии мезозойских отложений являются спорными. Г. М. Власов и др. (1941) и А. В. Щербаков (1938) полагают, что в нижнем мезозое Камчатка была сушей, а по мнению Б. Ф. Дьякова (1955), в это время полуостров снова начал погружаться.
В эпоху верхнего мела заложилась Ниппонская геосинклиналь, охватившая Камчатку, Чукотку, Охотское море, Сахалин и Японию. Отложение осадков в этой геосинклинали сопровождалось небольшими подводными излияниями.


В конце верхнего мела территория Камчатки снова подверглась орогенезу (камчатская фаза складчатости). Позднее наступила эпоха интенсивного вулканизма. Мощные излияния основных лав сопровождались выбросами пепла и других рыхлых образований, в морских бассейнах накапливались толщи пирокластических продуктов. Сейчас трудно представить всю грандиозность этих событий, на которую указывает мощность вулканогенной толщи, измеряемая километрами. Вулканическая деятельность захватила почти всю территорию современного полуострова. Излияния, по всей вероятности, были подводные и наземные, группировавшиеся вокруг многочисленных центров, и напоминали современную вулканическую деятельность на Курильских и Алеутских островах.


В это время были собраны в складки толщи мезозойских пород, причем орогенические движения сопровождались внедрениями кислой и основной магмы. Тогда образовались складчатые структуры северо-восточного простирания и заложились основные элементы макрорельефа Камчатки: Центрально-Камчатская депрессия, Западно-Камчатская равнина. Вероятно, тогда же обособился Срединный хребет. Вслед за камчатской орогенической фазой последовали общее поднятие полуострова и регрессия моря. На восточном побережье континентальные условия существовали, видимо, до неогена.
С позднемеловыми и палеоген-нижнемиоценовыми зеленокаменными породами связаны хромитовые, медные и марганцевые рудопроявления (Г. М. Власов, 1958).


В третичном периоде значительная часть полуострова была покрыта морями. Западное побережье медленно опускалось; здесь накапливались огромные толщи морских, прибрежных и пресноводных осадков (средняя мощность до 8000 м).


В нижнем палеогене (палеоцен и эоцен) территория нынешнего западного побережья неоднократно представляла собой то мелководные прибрежные участки моря, то низкую равнину с обширными озерами и роскошной растительностью.


В это время возобновилась вулканическая деятельность, которая была тогда весьма интенсивной (мощность вулканогенных образований превышает 4000 м). Активные проявления вулканизма были отмечены в северной и средней частях современного Срединного хребта, на полуостровах восточного побережья и на юге Камчатки.


В олигоцене территория западного побережья была покрыта довольно глубоководным бассейном, в котором накапливались алевритовые и пелитовые осадки. Максимума трансгрессия достигла в верхнем олигоцене — нижнем миоцене. Резко изменился характер фауны, появились холодноводные формы. Фауна моллюсков стала значительно беднее и однообразнее — свидетельство того, что климат сделался более суровым. По мнению М. Ф. Двали (1955), изменение физико-географических условий в начале олигоцена было вызвано вторжением холодных вод в моря, покрывшие Камчатку вследствие погружения Берингии.


На востоке и особенно на севере полуострова в это время усилилась вулканическая деятельность. На западном побережье в морских бассейнах отлагались туфогенные и кремнистые осадочные породы. В миоцене на Камчатке продолжал еще существовать морской режим, причем на современных западном и восточном побережьях располагались самостоятельные водные бассейны. Южная часть Срединного хребта и территория к северу от реки Паланы были отдельными островами.


В верхнем миоцене возобновились орогенические движения (Алеутская фаза складчатости), происходили внедрения кислых интрузий. Возможно, что в эту эпоху Камчатка непродолжительное время была сушей.


В верхнем миоцене и нижнем плиоцене море распространилось на обширную территорию и, видимо, опять с севера. На месте западного побережья и на севере в мелководных участках моря отлагались толщи грубозернистых осадков, мощность и характер которых свидетельствуют о медленном опускании, сменившемся постепенным подъемом, когда на прибрежные морские отложения наслоились лагунные континентальные осадки. На востоке Камчатки в прибрежной зоне моря и пресноводных бассейнах накапливались колоссальные толщи пирокластического материала, песчаных и песчано-глинистых туфогенных осадков.


В плиоцене Срединный хребет поднимался, а на Карагинском острове в течение всего этого времени удерживался морской режим. Снова усилилась вулканическая деятельность, бывшая особенно интенсивной в средней и северной* части Срединного хребта и в современной вулканической области. Западное побережье в верхнем плиоцене было низкой плоской равниной с множеством озер и лагун. Здесь отлагались косослоистые грубозернистые песчаноглинистые осадки с прослоями лигнитов. На восточном побережье удерживался морской режим.


На границе плиоцена и плейстоцена возобновились орогенические движения. Началась сахалинская фаза складчатости — одна из главных фаз альпийского цикла в Сахалино-Камчатской области. В это время были дислоцированы отложения плиоцена с образованием пологих складок северо-восточного простирания, вместе с тем происходили и дизъюнктивные дислокации. Направление складчатости, разломов и сбросов было унаследовано от более древних фаз. Полуостров поднялся и окончательно перешел в континентальное состояние.


С породами третичного возраста связаны многочисленные месторождения лигнитов, бурых и смолистых углей, в образовании которых намечаются две основные эпохи — палеогеновая и плиоценовая. Угли Камчатки невысокого качества и характеризуются большой зольностью. С третичными породами связаны также открытый в 1922 г. выход нефти на реке Богачевке и нефтепроявления по всему разрезу третичных отложений на западном побережье. Деятельности верхнетретичного вулканизма обязаны своим происхождением зона ртутных рудопроявлений в Срединном хребте и месторождения серы на северной окраине Камчатки. Образование последних, по Г. М. Власову (1958), связано с фумарольной деятельностью плиоценового вулканизма.
Четвертичный период на Камчатке был очень богат событиями. В течение этого времени здесь имели место интенсивная вулканическая деятельность, значительные поднятия и опускания, оледенения и трансгрессии и сформировался в основном современный рельеф.


Четвертичные породы Камчатки изучены слабо, особенно вулканогенные, которые слагают Восточную вулканическую область, широко распространены в Срединном хребте (за исключением южной его части), отдельными полями выходят в восточной части Западной равнины, на севере Центрально-Камчатской депрессии и в других местах. Мощность вулканогенного комплекса достигает 1000 м. В состав его входят лавовые покровы, чередующиеся с толщами рыхлых пирокластических отложений.


Лавовые покровы состоят главным образом из лав основного состава; преобладают андезиты, андезито-базальты, базальты. Ограниченное развитие имеют кислые лавы — риолиты и даниты. Пирокластические породы представлены туфами, преимущественно андезитового состава и варьируют от очень тонких рыхлых разностей, состоящих из вулканического пепла, до туфобрекчий, образованных крупными глыбами андезита и вулканическим песком.


И лавовые покровы, и туфы залегают горизонтально с небольшим наклоном в сторону океана и с резким угловым несогласием на поверхности третичных и более древних отложений. Местами они подстилаются нижнечетвертичными галечниками.


С вулканическими породами четвертичного возраста связаны огромные запасы пемзы — прекрасного строительного материала. Основные месторождения ее сосредоточены в южной вулканической подобласти, где из пемзы сложены целые хребты, например знаменитые „Кухтины баты“ в бассейне реки Озерной; значительное месторождение пемзы имеется в районе реки Семячик на восточном побережье и в других местах полуострова.


Осадочные четвертичные отложения покрывают низменности и заполняют Центрально-Камчатскую депрессию. Они весьма разнообразны по составу и происхождению: это отложения трансгрессий, древнеозерные, аллювиальные, Дельтовые, ледйикойые. Морские отложения распространены на низменностях полуострова, древнеозерные слагают среднюю, наиболее расширенную часть Центрально-Камчатской депрессии, древние и современные ледниковые наблюдаются в горных районах. Литологически все они представлены главным образом песками, галечниками, супесями, суглинками.
Основные моменты четвертичной истории полуострова можно отметить пока еще очень схематично.


Созданные во время сахалинской фазы складчатости горные сооружения Камчатки уже в начале четвертичного периода были разрушены денудацией. В нижнечетвертичное время ее территория представляла собой, вероятно, невысокую равнину — древнюю поверхность выравнивания. Обнаруженные местами в основании вулканогенного комплекса галечники и конгломераты нижнечетвертичного возраста являются, по-видимому, отложениями древних рек, текущих некогда по этой равнине.


Позже на территории полуострова началась интенсивная вулканическая деятельность — первый постплиоценовый вулканический цикл. Вулканическая деятельность охватила среднюю и северную части Срединного хребта, территорию современной вулканической области и восточную часть Западной равнины. В результате мощных трещинных излияний здесь образовались обширные лавовые покровы. Помимо них, вероятно, имели место извержения и центрального типа, так как в вулканогенном комплексе четвертичного возраста широко представлены отложения рыхлого материала, главным образом в восточной вулканической области, где туфогенные образования нередко преобладают над лавовыми покровами.


Последующие крупные вертикальные движения большой амплитуды, связанные, очевидно, с охотской фазой складчатости, обусловили расчленение лавовых плато и превратили равнину в горную страну. Эти поднятия вызвали наступление эпохи древнего оледенения 1, отчетливые следы которого широко распространены в горных районах на севере и на юге полуострова (рис. 1). Здесь повсеместно развиты разнообразные ледниковые формы рельефа: многочисленные кары, цирки, ледниковые долины и др. Древняя снеговая линия в Срединном хребте была примерно на 1000—1500 м ниже современной. На восточном побережье она располагалась еще ниже и отдельные ледники спускались прямо в море.

 

1 Следует отметить, что до настоящего времени не вполне ясны последовательность и взаимоотношение вулканических циклов и стадий оледенения на Камчатке, что сильно затрудняет изучение четвертичной истории полуострова

Рис. 1. Схема современного и древнего оледенения Камчатки

Рис. 2. Типы рельефа КамчаткиРис. 2. Типы рельефа Камчатки

Древнее оледенение наложило яркий отпечаток на современный рельеф полуострова, создало типичный горноледниковый рельеф хребтов и фиордовый тип побережий. В хребтах Срединном, Ганальском и Валагинском многочисленные кары имеют очень свежий вид; кажется, что. ледники здесь были совсем недавно. В древних карах и цирках нередки пятна перелетовавшего снега. В условиях влажного климата и обилия снега интенсивно протекают процессы снежного выветривания, которыми, по всей вероятности, частично объясняется необычайная свежесть древних ледниковых форм.


В вопросе о количестве оледенений Камчатки нет единого мнения. Большинство исследователей считают, что она пережила два оледенения, которые относятся Г. М. Власовым и Ю. Ф. Чемековым (1949) к нижнему и верхнему плейстоцену. С. Л. Кушев и Ю. А. Ливеровский (1940) полагают, что здесь имели место две фазы единого оледенения, а Г. С. Горшков (1953) считает, что оледенений было три.
Отложения первого, самого древнего, оледенения отмечены в двух местах: на склоне горы Кекурной в северной части Срединного хребта (Г. М. Власов и др., 1941) и в периферической части Центрально-Камчатской депрессии в долинах рек Студеной и Пахчи (С. Л. Кушев и Ю. А. Ливеровский, 1940). Размеры и характер этого оледенения неизвестны.


В межледниковое время территория Камчатки была охвачена трансгрессией. Море покрывало Западно-Камчатскую низменность, Парапольский дол, приморские низменности восточного побережья, а также западную равнинную часть острова Карагинского. Трансгрессия распространилась и на побережья Сахалина и Чукотки. На Камчатке ее отложения представлены чередующимися слоями галечника, песка и супеси, общей видимой мощностью более 60 м. На месте южной части Парапольского дола и Камчатского перешейка тогда располагался морской пролив, и Камчатка в течение продолжительного времени была островом. Тогда же образовались крупные заливы и бухты, иозник, вероятно, пролив Литке и отделился остров Карагинский (Г. М. Власов и 10. Ф. Чемеков. 1950). В Центрально-Камчатской депрессии существовало огромное озеро.


В конце межледниковой эпохи в вулканических областях полуострова и в Срединном хребте возобновилась интенсивная вулканическая деятельность — второй пост- плиоценовый вулканический цикл (Г. М. Власов и Ю. Ф. Чемеков, 1950)1. Последовавшее затем поднятие сопровождалось оледенением горно-долинного типа. Сплошные ледниковые щиты были лишь в области питания ледников, они покрывали также древние лавовые плато и полуострова Кроноцкин, Шип у некий и др. Мощные ледники спускались по главным речным долинам на расстояние 50—100 км. Основным центром древнего оледенения, как и в настоящее время, был Срединный хребет. Снеговая линия в Срединном хребте проходила примерно на высоте 300—500 м. Однако отдельные ледники опускались гораздо ниже ее — до 100—120 м абс. выс. На западном побережье языки ледников, спускавшихся с Срединного хребта, заканчивались у его подножия, в 60—70 км от берега моря, где во многих местах по долинам рек наблюдаются теперь многочисленные ледниковые озера. Западно- Камчатская низменность, северо-западная холмисто-увалистая равнина и Парапольский дол не подвергались оледенению. В Центрально-Камчатской депрессии ледники захватывали ее периферические части и, кроме того, покры- . вали ее южную часть примерно до широты села Пущино, где широко представлены моренные отложения и хорошо выражен моренный рельеф. На восточном побережье ледники спускались к самому морю, и здесь на участках, сложенных третичными и более древними породами, образовались бухты-фиорды.


В высокогорных районах полуострова наблюдаются свежие следы еще одного оледенения 2, которое было карового или карово-долинного типа. Снеговая линия в Срединном и Восточном хребтах была примерно на высоте 700—800 м. Ледники не выходили за пределы высокогорной зоны и. как и теперь, группировались вокруг вулканов. В Срединном хребте большинство каров располагается в осевой его части, а также на западном склоне.

 

1 По данным М. Ф. Двали (1955) и Т. Ю. Мареииной (1952), интенсивная вулканическая деятельность совпадает с эпохой древнего оледенения.
2 Ледниковые отложения полуострова до настоящего времени слабо изучены. Между отложениями максимальной фазы и последующего оледенения не отменено бесспорных межледниковых отложений. Возможно, что отложения древних ледников соответствуют не двум самостоятельным оледенениям, а двум фазам одного оледенения.

 

Вулканичежал деятельность в ледниковое и послеледниковое время сосредоточилась главным образом в вулканической области полуострова, где в результате этого следы древних оледенений на значительной площади были уничтожены.


Послеледниковое время было отмечено на Камчатке новым наступлением трансгрессии, но море захватило только узкую прибрежную полосу. Отложения этой трансгрессии, слагающие низкие морские террасы, представлены песком, галькой, суглинком; к морским осадкам примешиваются речные и дельтовые. В пределах Западно-Камчатской низменности море располагалось на месте современной приморской низины (первая морская терраса), на восточном побережье были затоплены приморские низменности, и здесь возникли современные бухты и фиорды.

 

 РЕЛЬЕФ


Камчатка отличается исключительным разнообразием типов и форм рельефа (рис. 2), характеризующихся зональностью  их распределения; причем геоморфологические зоны, как и основные геоструктурные элементы, вытянуты в северо-северо-восточном, почти меридиональном направлении.


Вулканическая область полуострова, протягивающаяся вдоль побережья Тихого океана и Берингова моря, является частью Курильско-Камчатской вулканической дуги, где наряду с молодыми вулканическими образованиями послеледникового возраста встречаются и более древние (верхний неоген и древнее).


Здесь развит типичный вулканический ландшафт. На обширных высоких вулканических плато (по-местному — долы), сложенных лавами и пирокластическим материалом, возвышаются отдельные с правильной конической формой вулканы или их группы (рис. 3). Местами встречаются вулканические нагорья и хребты, расчлененные сетью речных долин. С. П. Крашенинников писал: „... что касается мо огнедышущих гор и ключей, то едва ли может сыскаться десто, где бы на толь малом расстоянии, каково в Камчатке, такое их было довольство" (стр. 101).


К северо-западу от вулканических районов в центральной части полуострова протянулись параллельные горные цепи: Срединный и Восточный хребты.


Южная часть Срединного хребта, сложенная древними породами, характеризуется альпийскими формами рельефа. В средней и северной его частях преобладает сглаженный среднегорный рельеф, на фоне которого выделяются своеобразные вулканические ландшафты и сравнительно узкие зоны резко расчлененного альпийского рельефа.

Рис. 3. Ключевская сопка и сопка Камень (слева) Фото 10. С. Доброхотова


Восточный хребет образован системой вытянутых в северо-северо-восточном направлении горных цепей,сложенных в основном осадками мезозоя и отличающихся простой асимметричной структурой. Это молодые складчато-глыбовые горы альпийского типа, возраст которых многими исследователями определяется как нижнечетвертичный.


Разделяющая Срединный и Восточный хребты Центрально-Камчатская депрессия возникла как грабен, ограниценный крупными тектоническими разломами и заполнившийся впоследствии рыхлыми третичными и четвертичными отложениями. В его средней части находятся теперь самые высокие и активные вулканы Камчатки.


Западно-Камчатская низменность представляет собой низкую, сильно заболоченную равнину, прорезанную широкими речными долинами. Поверхность ее полого наклонена к морю. Вдоль подошвы Срединного хребта здесь протягивается широкая полоса холмов и увалов, к западу от которой расположена полого-холмистая равнина, сменяющаяся у берега моря совершенно плоской приморской низиной. К северу Западно-Камчатская низменность постепенно переходит в расчлененную холмисто-увалистую древнюю равнину, сложенную толщей рыхлых осадочных отложений третичного возраста. На ее поверхности располагаются отдельные возвышенности, вытянутые строго в северо-северо-восточном направлении.


Полуострова восточного побережья характеризуются среднегорным рельефом и отделены от Камчатки сравнительно широкими понижениями. Во время постплиоценовой трансгрессии они, по мнению Г. М. Власова и 10. Ф. Че- мекова (1950), были островами и восточный берег Камчатки имел совсем иные очертания, чем сейчас.


Далеко за пределы полуострова простирается обширная низменность Парапольского дола. Южная часть ее сложена рыхлыми осадочными четвертичными и третичными отложениями и представляет собой плоскую, совершенно безлесную равнину, покрытую огромными болотами и тундрами и расчлененную сетью широких речных долин.


Современный рельеф Камчатки образовался под воздействием различных факторов. Главную роль в его формировании играли эндогенные процессы: вулканическая деятельность, дизъюнктивные дислокации и эпейрогенические движения разного знака и различной амплитуды. Складчатость различных орогенических циклов, многочисленные фазы вулканизма, интенсивные дифференциальные движения и разломы нижнечетвертичпого периода создали очень сложную структуру полуострова. Крупные разломы определили расположение тектонических и вулканических сооружений, общую форму полуострова, характер и направление береговой линии и рисунок гидрографической сети. Основные разломы имеют северо-восточное и северо-западное простирание. Северо-восточному направлению следуют как современные трещины, так и крупные древние, ограничивающие с востока и запада Срединный и систему Постойного хребтов. По этим тектоническим линиям опустилась (Центрально-Камчатская депрессия н ее продолжение — пролив Литке. Колоссальные разломы ннжнечетвертичного возраста определили своеобразную орографию полуострова. Особенно четко выражены в рельефе сбросы, ограничивающие западные склоны Восточного и восточный склон Срединного хребтов. Разломы северо-западного направления более короткие. По мнению А. Н. Заварнцкого (1940). генетически они связаны с направлением Алеутской тектонической и вулканической дуги.

Помимо крупных разломов и сбросов, многие исследователи отмечают в вулканических районах небольшие современные трещины (например многочисленные трещины вулканов Ключевского, Толбачика и др.). Тектонические движения продолжаются и поныне, о чем свидетельствуют вулканическая деятельность и высокая сейсмичность полуострова.


Расположение речной сети обнаруживает ясно выраженную подчиненность основным чертам тектоники полуострова. Долины его центральной и восточной части имеют такое же направление, как и основные тектонические линии. Многие впадины-грабены ннжнечетвертичного и более древнего возраста превратились в крупные продольные долины, измененные впоследствии деятельностью ледников: тектоническое происхождение имеют и поперечные долины (например долина Быстрой, прорезающей Срединный хребет, реки Банной и др.).


На Камчатке нередко бывают вулканические и тектонические землетрясения, которые располагаются зонально в зависимости от их силы. Наиболее сильные (до 9 баллов) землетрясения отмечены в восточной части полуострова; несколько слабее — в центральной части (до 8 баллов) и в Срединном хребте (до 7 баллов) и самые слабые — в западной части полуострова (до 5 баллов). Охотское море, за исключением самой южной части, сейсмически спокойно. Эпицентры ближних землетрясений находятся в Курило- Камчатской глубоководной впадине, к которой тяготеют и глубокофокусные землетрясения, обусловленные крупными тектоническими подвижками. С последними связаны цунами — огромные волны высотой до 15—25 м. Они производят большие разрушения в прибрежной полосе на восточном побережье Камчатки и Курильских островах.


Большое значение в формировании рельефа Камчатки имеют эпейрогенические движения. Об их большой амплитуде свидетельствуют древние галечники и конгломераты нижнечетвертичного возраста, найденные М. Ф. Двали {1936, 1955) на высоте 400—600 м на полуострове Камчатском; морские отложения, обнаруженные В. Я. Степановым (1946), на высоте 400 и 662 м на острове Топорков; лавовые плато Срединного хребта, поднятые на высоту 1000—1200 м. В четвертичный период на фоне общего поднятия отдельные районы испытывали значительные опускания, вызвавшие постплиоцеиовую и послеледниковую трансгрессии. Об эпенрогенических движениях небольшой амплитуды свидетельствуют многочисленные морские и речные террасы, а также погребенные до глубины 32 м ниже уровня моря горизонты торфа (бассейн реки Большой).

Рис. 4. Кроноцкий вулкан Фото А. Е. Соятловского

Рис. 5. Кальдера вулкана Ксудач Фото А. Е. Соятловского


Одним из основных факторов формирования рельефа на протяжении всей истории его развития вплоть до настоящего времени был и остается вулканизм. Это становится особенно понятным, если учесть, что в пределах полуострова смыкаются меридиональная Камчатско-Курильская и широтная Алеутская вулканические и тектонические дуги (А. Н. Заварицкий, 1946).


На Камчатке, как и в других вулканических районах, в настоящее время имеют место только извержения центрального типа. На юге полуострова еще сравнительно недавно происходило образование шлаковых конусов (ареальный тип вулканизма).


Наряду с такими активными вулканами, как Ключевской, Авачинский, Карымский и др., на Камчатке есть много затухающих, находящихся в фумарол нон стадии; только наличие фумарол говорит о том, что жизнь этих вулканов еще не прекратилась. Извержения камчатских вулканов очень разнообразны. Лучше всего изучен в этом отношении Ключевской вулкан. Б. И. Пипп так описывает одно из его извержений 1:

1 Б. И П и й п. Ключевская сопка и ее извержения в 1944—1945 гг. я в прошлом. „Труды лаборатории вулканологии'', вып. II, 1956, стр. 146—147.


„... В 4 час. 40 мин. (31 декабря 1945 г. — Е. Л.) над кратером внезапно появилось зарева, м одновременно с огромной массой газов косо взвился вверх мощный столб эксплозии. Наклоненный (градусов на 20—25) к северо- западу ярко светящимся острый клин эксплозии—в первые мгновения быстро, а затем более медленно, вместе с рассыпающимися из его вершины потоками огненных бомб— вознесся через 15 мин. до высоты 1500 м над кратером и принял вид гигантского огненного протуберанца. Своей искрящейся от фонтанов бомб вершиной он как бы вонзился в огромную массу вихрящихся клубов газа, поднимавшуюся таким же наклонным столбом из всей полости кратера на высоту до 7000 м над вершиной. Кровавый отблеск кратерного света на нижних частях темных клубов газа был виден до высоты 3000 м над кратером. Всю эту быстро установившуюся и как бы сразу достигнувшую апогея торжественную картину бушующей подземной стихии озаряла своим спокойным светом полная луна..."

В деятельности вулканов наблюдается определенная периодичность: эпохи бурной активности чередуются с периодами покоя. За последние 15 лет здесь было два цикла извержений: в 1937—1941 и 1944—1945 гг. Эти циклы, по данным Б. И. Пийпа (1956), одновременны у всех камчатских вулканов.


Действующие и большинство потухших вулканов сосредоточено в восточной и южной вулканических областях и Центрально-Камчатской депрессии. Значительное количество их (30) находится в Срединном хребте, в его средней и северной частях. На западе полуострова встречаются лишь отдельные древние, совсем разрушенные сооружения.

 

Вулканы Камчатки располагаются линейно по системе продольных и поперечных рядов, соответствующих глубинным тектоническим разломам, и наиболее активные современные вулканы сосредоточены в „узлах" их пересечений (Г. С. Горшков и С. И. Набоко, 1959).


Вулканические постройки полуострова исключительно разнообразны. Это объясняется в первую очередь различием типов извержении (что зависит от состава магмы и количества газов), а также историей формирования вулканов и процессами денудации. При извержениях, во время которых излияния лав чередуются с выбросами рыхлых продуктов, образуются стратовулканы правильной конической формы, придающие неповторимое своеобразие ландшафтам полуострова. К этому типу относится большинство вулканов Камчатки: Ключевской, Кроноцкий (рис. 4) и др. Некоторые вулканы представляют собой обширные вулканические впадины — кальдеры (Узон, Ксудач, рис. 5) или имеют сложную форму типа Сомма-Везувий, когда в кальдере вырастает более молодой конус (например вулкан Авача). При излиянии жидких подвижных базальтовых лав возникают сравнительно невысокие и плоские щитовые вулканы (Плоский Толбачик), а при выжимании вязких кислых лав образуются купола.


Древние вулканические сооружения разделяются на дугообразные и звездчатые. Первые имеют вид дугообразных гребней с крутым внутренним и пологим внешним склонами (вулкан Шмидта, рис. 6), вторые — островерхих хребтов, в которых от центральной вершины во все стороны, как лучи, расходятся острые гребни. По мнению В. Д. Троицкого (1947), дугообразный тип древних вулканов возникает в результате сильной взрывной деятельности.


Вулканы звездчатого типа образуются под воздействием экзогенных факторов, главным образом эрозии. Большую роль в формировании этого типа вулканических гор играли также древние ледники. Примером может служить древний разрушенный вулкан Начикинский на полуострове Озерном, острые и высокие гребни которого, расходящиеся в разные стороны, отделены один от другого широкими ледниковыми долинами.

Рис. 6. Разрушенный вулкан Шмидта Фото Т. //. Ь’стинопой


Рельеф Камчатки характеризуется сильным эрозионным расчленением. Многочисленные реки и речки пересекают поверхность полуострова. Большим своеобразием отличается речная сеть вулканов. Склоны их изборождены множеством сухих глубоких долин. С вулканических конусов радиально сбегают быстрые ручьи, которые ниже по течению просачиваются в рыхлые вулканические породы и исчезают, появляясь вновь лишь у подножии долов. Даже у древних разрушенных вулканов речная сеть сохраняет радиальный характер. Крупные реки равнинных районов западного побережья, берущие начало в Срединном хребте или его предгорьях, имеют четко выраженные долины. Достаточная зрелость свойственна п долинам рек, текущим по низменностям.


Отличительной особенностью эрозионного рельефа полуострова является несоответствие между шириной речных долин и небольшой величиной современных водотоков, протекающих в них. Вместе с тем процессы эрозии очень интенсивны и в настоящее время, о чем свидетельствуют быстрое течение, грубообломочный характер аллювия, не- выработанный продольный профиль.


Большое значение в формировании современного рельефа горных областей имело древнее оледенение, а в пределах низменностей — четвертичные трансгрессии. Теперь здесь немалую роль играют морозное выветривание и современное оледенение.